Порно рассказ «Джек-сиделка

  "Джек!", Сью кликнула из ванной. "Не мог бы ты подойти на минуту?"

  Джек встал со стула и прошествовал к двери ванной комнаты, пытаясь при всем этом глядеть телек, и, как итог, больно ударился плечом в стенку. Проклиная эту стенку и того, кто додумался ее тут поставить, он приоткрыл дверь и спросил:

  "Что случилось, мать?"

  "Мне нужна твоя помощь", как-то обреченно ответила она.

  Вчера, пока она ехала домой, в ее машину с размаху врезался внедорожник. Утратив контроль над машиной, которую очень закрутило, его мама сломала правую руку. То, что она была пристегнута, позволило ей отвертеться только сломанной рукою и парой синяков. После ночи, проведенной в лазарете, Сью позволили возвратиться домой с объемистой повязкой на руке.

  Джек, не так давно отпраздновавший свое совершеннолетие, был объят страхом, когда позвонил полицейский исказал об аварии. Он мгновенно собрался и отправился в лазарет. Его отец на данный момент был в другом штате по делам компании и был должен возвратиться не ранее чем через четыре месяца. Уезжая, он оставил Джека за хозяна в доме. Отпрыск просидел около мамы огромную часть ночи, до того как отвезти ее домой днем.

  Он вошел в ванную, робко потупив глаза и смотря в большей степени на пол. Сью посиживала в теплой ванне, пристроив сломанную руку на краю, чтоб сохранить сухой. Слеза скатилась по ее щеке из-за неудачных попыток сделать все одной рукою. Леваю рука Сью а очень ушиблена, так что та не могла подняться из ванны без сторонней помощи.

  Взяв свежее полотенце с вешалки, Джек мягко покрыл им плечи мамы. Он выскользнул из шлепанцев и встал сзади мамы в ванну, чтоб посодействовать ей, взял под руки и мягко поднял.

  Она застонала как ее тело, покрытое синяками и ссадинами, натужилось, но все таки встала, практически неудачно пытаясь прикрыться полотенцем. Она медлительно подняла и перекинула через кран ванны одну ногу, балансируя. Дк мягко поддерживал ее, передвинув руки малость вперед и касаясь ладонями грудей собственной мамы. Как она, съедаемая болью, встала на полу, то смогла ощутить безошибочную твердость эрекции отпрыска на собственной спине.

  Джека очень смутила его непроизвольная эрекция. Он никогда не задумывался о мамы как о даме. Она была... ведь она была его Мамой. Он также в первый раз понял, что его мать - очень симпатичная дама, невзирая на практически 40 лет. Ее тело было тонким и подтянутым, а грудь полной и упругой. Черт! Она была ОЧЕНЬ симпатичной дамой.

  Она также была влажной с головы до ног и, в ее тепершнем состоянии, не было ни мельчайшей способности вытереться без помощи других. Джек попробовал сохранить остатки ее целомудрия, сняв очередное полотенце, чтоб она вытерлась снизу. Ни го слова не было сказано. Ее стыд и его чувство, что он делает что-то неверное и зазорное, сделали общение очень затрудненным. Ведь он никогда не лицезрел свою маму оголенной ранее момента.

  "Не волнуйся, ма", в конце концов произнес он. "Я моментом тебя вытру".

  Она смущенно улыбнулась, смотря на отпрыска. Он вправду ей помогал и сейчас необходимо было дать контроль над ситуацией в его руки. Джек начал со спины, равномерно спускаясь от шейки к пояснице, упругой соблазнительной попе и тонким ногам. Перейдя к фронтальной стороне ног он вытер их, стопроцентно пропустил ее киску и осторожно вытер живот. Длительное время вытирал, массируя ее тонкий живот, пребывая в полном замешательстве относительно последующих действий.

  Стиснув зубы, он поднял полотенце выше, мягко массируя низ замечательных грудей собственной мамы. Ее глаза были плотно закрыты, а голова откинута вспять. Влажные волосы рассыпались по спине. Она не могла поверить реакции собственного тела, пронзавшей ее как будто электронными разрядами до кончиков волос. Сломанная рука и ссадины пропали из ее сознания и только твердые нежные руки, массирующие ее грудь, остались там. Ее соски кинули ее, твердея с каждым движением лохматого полотенца.

  Прошла вечность. И все еще царила абсолютная тишь. Дыхание отпрыска стало томным, и просто приметный бугор на шортах выдавал его страшенную эрекцию. Его глаз следовали за руками, трепетно обходившими каждый синяк на теле мамы, от чего та только мелко содрогалась.

  Первое полотенце медлительно соскользнуло с ее плеч, упав на пол. Джек подсознательно двинулся ввысь от ее груди и вытирал лицо, затопленное слезами. Но ни звука не было произнесено. Ее смущение только усиливало те чувства, что она неудачно пробовала осознать. Те что заполнили ее сознание и заполнили тело.

  Она не ощущала боли, только наслаждение сродни экстазу обхватывало ее стопроцентно с каждым прикосновением ласковых рук. Ее реакция из непроизволнойи неприметной переосла в явную. Соски были тверды как мрамор, а сок стекал по веутренней стороне бедер.

  Джек вытер ее слезы и мяко произнес:

  "Все отлично, мать. Боль сильна на данный момент, но уже скоро станет намного лучше."

  "Джек, мой дорогой. Если Б это ла только боль от авто аварии....."

  Она взяла полтенце и стремительно вытерла область, пропущенную отпрыском. Она знала, что Джеку придется одеть ее, так как прошла вечность, пока разделась перед ванной, и боль никак не желала отпускать. Джек предугадал необходимость и набросил ей на плечи халатик, как забрал влажное полотенце.

  Он вывел ее из ванной и проводил до спальни. Вещи, одетые ей в лазарете, все еще лежали на полу.

  "Подожди минутку", произнес он. "Какая одежка для тебя нужна?"

  Она тормознула около кровати и дала подсказку, где он сумеет отыскать нижнее белье, зимнюю блузу и старенькую, но комфортную, юбку-тартан, обосновав выбор удобством одевания. Джек расслабленно достал все было необходимо, аккуратненько сложив на крае кровати.

  Она тихо стояла все там же, где он оставил ее.

  "О, мать, ты промерзла."

  "Нет, не очень, Джек. Я больше смущена, промерзла. Я желала бы, что бы ты не лицезрел меня таковой. Мне очень постыдно просить тебя о таких вещах."

  Джек прочно, по-медвежьи, обнял дрожащую мама и лаского поцеловал в щеку, ощущая на губках соль ее слез.

  "Не гласи глупости," увидел он. "Ты не просила придурка столкнуть тебя с дороги, и у тебя не было способности не сломать руку. А сейчас перестань беспокоиться. Через некоторое количество дней ссадины пройдут и ты сможешь сама позаботиться о для себя. Но ранее я помогу для тебя хлопотать о твоих бессчетных синяках. И перестнаь смущяться, ты знаешь, что у тебя нет ничего такового, что я не лицезрел у моих подруг."

  До времени она только додумывалась о сексапильной жизни Джека, но никогда с ним не гласила на данную тему. Иллюзия ее малыша медлительно развеялась в останки, как она представила для себя его с после подругой.

  Джек перебежал к делу, чувствуя полный контроль над ситуацией. Сексапильное желание отступило перед обычный задачей одеть его мама.

  Выбрав ее розовые трусики, он встал перед мамой, позволяя ей сохранить целомудрие в виде халатика. Она оперлась целой рукою на его плечо для равновесия, подняла одну ногу, а потом вторую, позволяя Джеку подымать трусики ввысь, раздвигая полы халатика по мере движения.

  Как только ее бугор Венеры стал перед его очами, стало разумеется, что ее влагалище очень сырое. Сначала Джек поразмыслил, что она просто плохо вытерлась, поу стремительно сбегал за полотенцем в ванную.

  Она не сделала ни 1-го движения. Халатик был обширно распахнут, киска в полной видимости, а трусики чуток выше колена. Пока он вытирал ее, стало полностью понятно, что ее влага не имела ничего общего с водой из ванны.

  "Ой, мать! Я думаю, здесь маленькая неувязка. Ты думаешь о чем-то очень бесстыжем?" усмехнулся он.

  Сью обхватила голову, пристыженная его открытием. Как она могла сказать, что его забота о ней и процедура вытирания сработали как большой выключатель? Ее грудь, все еще жесткая и возбужденная, желала продолжения. Ее мечтательность была разбита практичностью отпрыска. Оставив за бортом всю стыдливость, он просто раздвинул ей ноги одной рукою, а 2-ой вытер внутреннюю сторону ее бедер лохматым полотенцем, уделив повышенное внимание ее влажной киске. Он осушал ее нежные губы до того времени, пока не удостоверился, что они сухие.

  Она извивалась под его рукою, потрясаемаянежными разрядами. Когда Джек убрал руку, она застонала очень тихо, закусив нижнюю губу так очень, что ощутила вкус крови. Сохранить тело недвижным, когда она была так возбуждена, просто не представлялось вероятным. Ее ноги повторяли движения отпрыска, но он как будто не увидел этого, подняв трусики до конца и так резко отпустив резинку, что Сью взвизгнула от неожиданности.

  Он улыбнулся над ней, пытаясь отыскать ее бюстгальтер.

  "Это будет трудно, но я постараюсь не тревожить твою руку."

  Осторожно сняв с нее халатик Джек осторожно взял в руку ее повязку, расстегнул крепление и продел ее покоробленную руку через шлейку бюстгальтер. Окончив, он возвратил крепление повязки назад и сделал то же с другой рукою.

  Она была потрясена его нежностью. Ее бюстгальтер сейчас держался на плечах, и Джек приготовился положить ее левую грудь в чашечку. Ужасное сознание пронзило Сью. Ее сынсейчас возьмет грудь в руку и усвоит, что соски до сих как будто из мрамора! Опять закусив губу она медлительно перевела взор вниз.

  Джек, малость замешкавшись, взял ее грудь и подведя под нее бюсгальтер, повторил то же с другой грудью. Потом он переместился за спину, чтоб застегнуть ее бюстгальтер лаского-розового цвета, в каком сейчас находились ее сокровища. Невзирая на практически 40 лет, грудь Сью была как у юной девицы. Если Джек и увидел твердость ее сосков, то ничего не произнес по этому поводу.

  Интимная часть одевания была завершена, и они оба расслабились, когда он посодействовал мамы одеть блузу и юбку. Скользнув ногами в домашние шлепанцы, Сью глубоко вздохнула и облегченно улыбнулась.

  "Да хорошо мам, не так плохо ВСЕ это было," поддразнил он ее.

  Она вскинула взор, но ничего не ответила. Почему она просто не могла попросить его снять всю одежку назад? Ее всозбденные соски горели как будто в огне, а трусики промокли насквозь. Она последовала за ним в гостиную и села, пока он готовил бутерброды и кофе.

  Остаток денька они провели за маленьким разговором перед телеком. Джек веселил маму рассказами и анекдотами о студенческой жизни, поездках по стране с его футбольной командой и иных мелочах.

  Сью испытала сильную боль только раз за денек, когда попробовала пользоваться туалетной бумагой. Боль в покоробленной руке была просто нестерпимой, но Сью решила не прибегать к помощи отпрыска в настолько интимном деле.

  После денька, настолько насыщенного событиями, она находилась в полусне.

  Джек увидел мама в совсем новеньком свете. В Первый Раз в жизни он увидел ее как сексапильный объект. Он любовался ее стройными ножками, прикрытыми юбкой и заворивающей грудью, вздымавшейся от дыхания. Она была очень прекрасной дамой. Он опешил, как он не увидел этого ранее. Ее глазаоткрылись, пытаясь в полусне сфокусироваться и отыскали отпрыска, наблюдающего за ней. Оба улыбнулись при встресе взглядов.

  "Я думаю, что мне пора сспать, Джек."

  "Я согласен, мам."

  Подойдя к ее стулу и взяв ее за руку он посодействовал ей встать на ноги. Она попробовала подняться, но все тело заполнила боль. Она смущенно смотрела на отпрыска.

  "Извини, Джек..." начал она.

  Не желая ничего слушать, он прикоснуля пальцем к ее губам, заставляя умолкнуть. Потом осторожно взял на руки, прочно обняв. Она зарыдала, но отпрыск успокаивал ее как будто малыша.

  Оказавшись в спальне оба сообразили, что Джеку предстоит посодействовать ей снова переодеться. Сбросив покрывало с кровати он усадил ее на край. Потом лаского и расслабленно снял с нее блузу и юбку.

  "Моя ночная сорочка под подушкой..." Сью шепнула.

  Джек расстегнул бюстгальтер и, снимая его, понял, что нет способности надеть ночную сорочку пока повязка на руке.

  "Ничего, я посплю в одних трусиках, Джек..." улыбнулась она.

  Она помотрела на него с нежностью. Он был очарован ее грудью, следя ее в движении. Большой фиолетовый синяк остался на одной груди, там где был ремень, предохранивший ее от последующих переломов. Он мягко, кончиками пальцев, прикоснулся к этому страшному синяку, рушавшему прелсть ее груди.

  Сью вздрогнула при прикосновении, но как Джек отдернул руку в ужасе причинить боль, скзала:

  "Ничего, Джек. Это не больно. Я просто малость удивлена."

  Она взяла его руку и возвратила вспять, на свою нежную грудь, следя как его пальцы мягко касаются краев синяка. Она ощутила, как все тело пронзает сладкая дрожь, когда его пальцы переместились к соску, описывая круги вокруг него. Все, что она испытывала днем, возвратилось с двойной силой. Она не ощущала никакой боли, желание, чтоб его пальцы достигнули горящего соска, твердого, как будто из мрамора.

  Джек внезапно тормознул и, поддержимая мама, опустил ее на кровать. Он начал накрывать ее одеялом, когда она взяла его за руку опять.

  "Не уходи."

  "Мать, мы не знаем, куда все это зайдет. Для Тебя необходимо отдохнуть. Я ухожу."

  "Пожалуйста, сынок. Побудь со мной еще чуток-чуток."

  Ее пальцы натужились, пытаясь удержать его руку, и он сдался.

  "Ну хорошо, только совершенно малость."

  Сью взохнула с облегчением. На миг ей показалось, что она растеряла его. Она страшилась, что этот момент никогда не повторится и медлительно, очень расслабленно, положила его руку на ушибленную грудь. Кончики его пальцев возобновили свое обходительное путешествие по мягенькой, но в то же время упругой, ласковой плоти, медлительно продвигаясь к торчащему соску. Она вздрогнула, когда цель была достигнута и ужаснулась, что Джек опять остановится.

  Джек следил за ее реакцией, не зная, когда ее вздрагиванеи будет сигналом тормознуть. Он медлительно голубил 2-мя пальцами ее сосок, чувствуя, как он медлительно твердеет. Он покрутил его, потом, увеличив давление, почувтвовал как тот оказался зажатым в тисках его казателного и огромного бальцев. Сью что-то непонятно пробормотала, когда он коснулся ее 2-ой груди.

  Сью оборотилась к нему, давая отпрыску более удачный доступ. Он наклонился к ней и лаского поцеловал ближний сосок, держа его меж пальцами. Она застонала от наслаждения. Ее глаза закрылись, а голова погрузилась поглубже в подушку. Джек позволил собственному взору переместиться на ее лицо. Ее мокроватые губки были приоткрыты, а сама она смотрелась как молодая женщина. Он наклонился к ней и поцеловал поначалу очень мягко, потом все посильнее, когда она разомкнула губки для него и позволил ее языку просочиться в собственный рот.

  Она почувтсвовала его губки опять на груди, ласкающие их, он сосал вершины ее грудей как небольшой ребенок, но в то же время как опытнейший хахаль, дразня ее соски и ласая их руками, когда он отпускал их губками. Волны удовольствия, расходящиеся от сосков, пронизывали все ее естество. Она ощущала свои влажные трусики, прилипшие к горящим губкам, так что ее соки безпрепятсвенно текли через их, и невыносимое жедание ощутить его в себе.

  Джек знал, что нет пути вспять. Он утратил весь контроль над ситуацией уже издавна, и он это осознавал прекрасно. Прелестная дама, отвечающая на его ласки больше не была его мамой, она была объектом его любви и желания. Его руки скользнули повдоль ее израненного тела и медлительно стянули трусики вниз.

  Медленно, очень лаского он позволил своим рукам подняться по внутренней стороне ног его мамы, ощущая гладкость и бархатистость ее кожи, медлительно их раздвигая. Его рука подошла к ее киске, ощущая ее пушок, но тормознула и сделала весь путь назад.

  Сью стонала в исступлении. Одна рука Джека возвратилась к соскам, лаская то один, то другой. 2-ая же медлительно раздигала ее ноги так, что ее блестящая от воды киска приоткрылась. Она была так влажной, что ее соки стали стекать на одеяло, оставляя на нем следы. Она что-то непреывна мычала и постанывала, поднимая ноги чтоб повстречать его руку, но никогда не задела ее. Он все еще был стопроцентно одет, его старенькые шорты готовы были порваться под напором.

  Сквозь туман удовольствия Сью ощутила, что Джек не уверен в последующем шаге. Она была близка к отчаянию. Превозмогая боль, она здоровой рукою потянулась к нему и попробовала снять с отпрыска майку. Это стало доказательством, которое ему было нужно. Меньше чем через секунду его одежка летела через всю комнату в угол, и он наклонился поцеловать мама опять.

  "М-м-м, мам", шепнул он, прижимая свои губки к ее. "Я так тебя люблю."

  Она немного подвинулась к нему в желании прикоснуться, но столкнулась с невыполнимостью этого деяния. Заместо этого, она стала страстно целовать его, прижимаясь всем телом к нему. Она ощущала твердость его члена напротив собственных ног, раздвинутых обширнее, чем когда-или ранее. Прерывая поцелуй она подвинулась так, что его член мог просто войти в нее.

  "Мать, ты уверена? Еще не очень поздно..."

  Но оба они знали, что это ересь. Его тело уже двигалось, когда он гласил, и они почувствали как головка егочлена раздвигает ее мокроватые нежные губы, чтоб войти в нее. Он пробовал войти медлительно и лаского, но Сью больше не могла ожидать. С победным вскриком она подбросила свои ноги навстречу чтоб повстречать все его мощь, опустить его ствол глубоко вовнутрь. Туда, где он зародился...

  Она вскрикнула от прнизывающей боли в руке. Резкое движение сдвинуло повязку. Джек слышал ее стон, но не было пути вспять, и он погружал собственный член в ее глубины сразу лаского и мягко, свирепо и дико. Она всхлипывала с каждым толчком, двигая свои ноги навстречу ему, заглушая боль.

  Эта одичавшая скачка, толчок за толчком, приближала их к резвому концу. Возбуждение, росшее весь денек угрожало вылиться в пожар...

  "Я кончаю, мать", простонал он.

  "Дай мне это, малыш", проорала она. "Дай мне это сечас. Дай мне это На Данный Момент."

  Больше не было боли, только близость, наполнявшая их. Оба хахаля получали от другого и давали ему идиентично много в судорогах оргазма. Сперма вскипала, извергаясь в ее глубины. Она ощущала сперму, одичавшим потоком вливавшуюся в нее, счастливая от сознания того, что это ее отпрыск.

  Джек погрузился со стороны ее здоровой руки, лаского обняв при поцелуе.

  "Мммм," пршептала она. "Это то лечущее средство, в я нуждалась. Я не думаю, что моя рука меня еще побеспокоит."

  Он прижплся к ней всем телом и прочно обнял свою мама, удивляясь как он жил с этой дамой всю свою жизнь, не осознавая до реального момента как глубока может быть их любовь.

  И оба погрузились в сон, полный нежности сон влюбленных.

Похожие новости

Комментариев 0