Порно рассказ «От монастыря до групповухи

Маринка пришла сюда из монастыря. Большой двуэтажный дом, с широкой, опоясывающей весь нижний этаж верандой, стоящий среди густого кедрового леса показался ей после ее малеханькой кельи просто дворцом.
Доброжелательные и чуток иронические соседи дали ее в монастырский приют после погибели родителей, когда Маринке было всего три года. С Того Времени она воспитывалась там, в закрытой от сторонних глаз обители, только матерьми-настоятельницами, да несколькими старыми священниками. Возможно, она так бы и осталась там, взрослея и зрея в 4 стенках, предназначила бы всю свою затворническую жизнь служению, тем паче что характер у нее был размеренный и послушливый, не требовавший ничего, не считая того, что она имела.
Но судьба решила по другому. В Один Прекрасный Момент к ней приехал немолодой, в годах уже радостный бородатый мужик и представился братом ее покойного отца.
В душе Марина опешила. Ей было 15 лет, но до сих она ни слова не слышала о собственных родственниках. Не сказать, чтоб она интересовалась ими. Быстрее, ей даже легче было поверить, что она одна на всем белоснежном свете, чем в то, что у нее, оказывается, много родственников с отцовской стороны.
Дядя Олег выразил желание забрать ее из монастыря. Чуть он вызнал только о сиротке, как его сердечко рвалось забрать ее оттуда и воспитывать, как родную, дочь собственного жарко возлюбленного брата. Никто не был против. В последние года монастырь жил небогатыми подаяниями прихожан; избываться от голодного рта означало прибавить пищи другим.
Так Маринка попала в дом Свиридовых.
Дядя Олег оказался геологом. Он снимал этот дом, а не был его владельцем. Отсутствовал время от времени месяцами, а его семья жила тут только летом. Семья же была большая. У Олега была супруга, славная и разговорчивая тетя Женя, полная, румяная. Он брал ее с собой в свои экспедиции, как самое необходимое, нужное. Скоро, через некоторое количество дней, их экспедиция направлялась в горы, где должна была провести несколько .
Не Считая этих двоих в семье были четыре малышей. Старшему, Володе, было под 30. Он тоже, как и отец, стал геологом, но работал далековато, на востоке, под Владивостоком. Но летом, как и все другие члены семьи, приезжал сюда погостить совместно со собственной супругой Машей.
2-ой брат, Миша, был физиком-ядерщиком. Ему было 27, скоро должна была состояться и его свадьба тоже. Но через некоторое количество дней после приезда сюда Маринки он обязан был срочно уехать по своим делам - уже навечно, потому что Свиридовы, говорилось уже выше, собирались совместно только летом, получив отпуска.
Младшие же, Саша и Таня, были близнецы. "Душа дома" гласили о их. Оба юные (по 18 лет), прекрасные, задористые, они и впрямь вносили нечто умопомрачительно светлое в без того уже крепкую семью. Саша, высочайший, подтянутый, окончил институт где-то в Европе и приехал сейчас в Россию, на Север, к родителям, не зная, чем заниматься далее. Вобщем, он грезил поступить в морское училище на последующий год, а пока решил как надо отдохнуть и выспаться после заграницы, подучить нужные предметы для поступления. Таня, его сестра-близнец, тоже собиралась остаться здесь. Училище отдало ей профессию швеи, но она не возлагала надежды на нездоровой заработок, а пока желала остаться с Сашей в пустом доме, когда все уедут. Об этом она гласила с мамой и та порекомендовала ей остаться, чтоб дом, оставшийся на 1-го Сашу, "не пришел в негодность", как они шутили.
Маринка поначалу дичилась всех. По нраву достаточно замкнутая (а что ей оставалось, если в монастыре ее с самого начала приучили к этому!), она часами бродила одна по лесу, безоговорочно выполняя просьбы тети Жени, чему последняя бурно радовалась. Но равномерно Маринка привыкала. Над ней здесь не смеялись и не задевали, она могла делать, что заблагорассудится, ну и зеленоватый лес, повсевременно гудевшй насекомыми, певший бессчетными птицами, тянул и приманивал ее.. Она оживала.

Прошло время, и дядя с тетей собрались в дорогу. Шумно попрощавшись, они уехали на три месяца. Маринку это не достаточно трогало. Она еще не как привязалась к ним, ее только пугала необходимость остаться наедине со своими кузенами и кузиной.
... Была горячая ночь, когда она в один момент пробудилась. Ей показалось какое-то движение, разбудившее ее. Она приподнялась на локтях, глада в мглу обширно открытыми сероватыми очами и прислушалась. Но все было тихо. Досадуя, она отогнала ругой звенящего в мгле комара, оборотилась лицом к стенке и попробовала опять уснуть. Она не знала, сколько прошло времени, когда она вновь очнулась от неспокойного забытья. Сейчас-то она точно не ошиблась! Вправду, вслед за стенкой слышался шорох и легкий скрип кровати. "Кто там дремлет? - поразмыслила Маринка. - А, Олег с супругой. Что ж, наверняка, что-то мешает им. Так же, как и мне!" - она улыбнулась через набегавший сон, собираясь вновь лечь спать, как комар снова звенел своими крыльями, и она вновь отмахнулась от него. Сон улизнул. Она села в кровати. И здесь ясно разобрала сладкий вздох у стенки с той стороны. Кровать опять скрипнула и сейчас уже скрипела не переставая. Вздохи участились, стали все прерывающимися и звучными. Скоро она различила постанывания мужчины, какие-то слова. И вдруг дама вскрикнула. Маринка невольно вздрогнула. В этом вскрике было столько удовольствия, столько страсти, что это удержало Маринку, которая собиралась было уже встать и пойти спросить, не случилось ли чего.
Откуда могла знать она, та, что провела 12 лет за закрытыми дверьми, что происходило там, за бревенчатой стеной? Ни словом, ни звуком монахини никогда не оговорились об этом. Ни одна из их послушниц не вникала в потаенны ежедневной жизни обычных людей. Маринка была чиста в собственных идей, как кристальный горный источник.
Так, она посиживала и ощущала, как струится пот по лбу и щекам, и как странноватое чувство зародилось в глубине ее души и стало подниматься все выше, пока потоком не захватило мысли. Марина дрожала, как будто в ознобе, сама не понимая, что происходит.
Стало светать. За стенкой все издавна уже спали. Но в ее мозгу вновь и вновь повторялся вопль неописуемого удовольствия, который она никогда ранее не слышала и о котором не подозревала.

На другой денек по тропинке, ведущей через лес в дом Свиридовых, загромыхала тележка, привезшая телеграмму. Телеграмма вызывала новобрачных во Владивосток. Они отбывали на другой денек.
Обидно было в доме. Сейчас там должно было остаться только юное поколение. Гнездо опускалось. Саша и Таня тихо говорили, сидя около друг дружку на диванчике. Олег и Маша то и дело проходили мимо, собирая вещи. Марина смотрела в окно, как сгущались сумерки. Все произошедшее прошлой ночкой, казалось ей сейчас сном, пройдя через призму легкой истязающей дремы и стремительных ярчайших снов. Скоро на дом опустилась ночь. Старшие попрощались заблаговременно. Они отчаливали рано днем, попросив никого не вставать и не провожать их. Стало тихо.

И вот - снова. Марина уже ожидала этого подсознательно и не спала. Она лежала, прислонившись ухом к маленький щели в стенке и слушала. Поначалу там прогуливались. Она слышала шаги и тихий вопрос Олега, сколько времени. Позже шаги тормознули, послышался скрип пружин в постели и снова все замолкло и молчало так длительно, что Маринка уже практически совсем удостоверилась в том, что ей все привиделось. Но вот спросил Маша:
- Как ты думаешь, все они дремлют?
- Да, естественно, - откликнулся в ответ Олег. - можно уже.. Хотя они не мелкие, и сами знают.


Они засмеялись. Позже кровать заскрипела вновь, и Марина услышала уже знакомый легкий вздох Маши.
- Еще... Ах, еще, милый.. Аааах!
- Здесь?.. - глас Олега звучал осипло и удивительно. Ответом ему служили стоны супруги. Кажется, он усмехнулся, Маринка не была уверена, ибо ее снова захватило это необыкновенное чувство - томление и дрожь, пробежавшие по всему телу. На пару минут она отвлеклась, прислушиваясь более к для себя, чем к тому, что происходило за стенкой. И из неги, уже набежавшей, ее вывел особенно сильный вскрик:
- Да, о! Поглубже, возлюбленный, еще, еще!! Оооо! О! О! Мммм.. Ооооо....
Потом все затихло, и только через некое время она еще произнесла:
- Олежек, мне было неописуемо отлично на данный момент...
- Давай спать, возлюбленная.. Завтра рано вставать.
На заре они уехали. Маринка стояла около окна, прячась за занавеской, и с тоской смотрела им в след. Ей казалось, что от нее навечно уходит потаенна, которую она так и не разгадала...

* * *

Деньки потекли тихо и умиротворенно. Стояли последние горячие августовские деньки. Саши нередко не было дома, никто не знал, где он. Таня же напротив, не достаточно выходила, и все посиживала у окна и вышивала. Они с Маринкой сдружились, последняя тоже научилась шить и вышивать, и они совместно проводили время. Но вроде бы прочно они ни познакомились, Маринка ни за что не смогла поведать ей наибольший секрет: что она слышала в те две ночи. Хотя, размышляла она над пяльцами, вновь и вновь вспоминая каждую мелочь, что ей удалось тогда подметить, Олег произнес, что они, другими словами близнецы, и сами все знают.. ЧТО ОНИ ЗНАЮТ? ЧТО ПРОИСХОДИЛО ТАМ? ЧТО КРЫЛОСЬ ЗА ЭТОЙ Стенкой В Черном ДОМЕ? Ее мыслям сейчас некуда было скрыться от этого. Она задумывалась только только об этом. Но потаенна не давалась, ее нереально было разгадать. Как? Неоткуда было ей почерпнуть хоть сколько-нибудь сведений (в доме не держали схожих книжек).
В Один Прекрасный Момент она, как обычно, бродила на закате по лесу. Она знала там закрытую со всех боков ветлами полянку, где лежал широкий тонкий камень, на котором там комфортно было полулежать, читая либо вышивая. Марина решила направиться к нему. Но, подходя, услышала, что там кто-то . Она уже было собиралась уйти, но услышала знакомые стоны, произносимые уже другими устами. И, не сдержавшись, она раздвинула ветки и поглядела на камень..
На нем полулежала практически голая женщина. А перед ней - кто бы мог поразмыслить! - на коленях стоял Саша, покрывая поцелуями ее томную крупную грудь. Время От Времени Саша вроде бы невзначай проводил рукою у нее меж ног, тогда и она сладко выгибалась ему навстречу, издавая уже знакомые Маринке негромкие постанывания.. На миг Саша оторвался от ее груди, его гу скользнули по ее животику, как будто собираясь спуститься ниже, но, как будто дразня ее, он вновь приник к ее соску. Позже, немного оторвавшись, стал медлительно облизывать ее, то убыстряясь, то приостанавливаясь. И женщина, как будто вторя ему, то выгибалась, то, теряя силы, со вздохом падала назад на камень.
По Маринкиной коже побежали мурашки, где-то в животике стало жарко, щеки пылали, и она была уже не способен оторвать от их загоревшегося взора.
Меж тем, женщина металась под Сашиными губками, прижимая его голову к собственной груди и вдруг, как будто не сдержавшись, схватила его руку и положила ее к для себя на трусики. Рука не замедлила откликнуться на этот жест и стала двигаться ввысь-вниз, ввысь-вниз. В Один Момент она отодвинула трусики в у; Маринка на миг увидела черные волосы на лобке, потом ладонь Саши вновь закрыла все. Женщина вдруг ойкнула, очень прогнулась и застыла - позже вдруг раздались ее звучные клики и она забилась в Сашиных объятиях. Он затыкал ее рот поцелуями, как будто опасаясь, что их может кто-то услышать, но она отталкивала от себя его голову и полностью отдалась собственному непонятному удовольствию...
Когда ее шумное дыхание малость улеглось, Саша немного откинулся в сторону и обвел взором распростертое перед ним красивое тело. Девушкины глаза были закрыты. Он тронул пальцем ее грудь, и она, вздрогнув, произнесла, все еще не открывая глаз: "Господи.. Саша, что ты делаешь со мной?! Это было так.." - она не договорила.
Маринка тихонько отползла вспять и, встав с колен, стремительно побежала. Ее щеки пылали, как будто в огне, волосы каскадом рассыпались по покатым плечам. Сейчас она все увидела. Инстинкт дал подсказку ей все сам.
Она легла на теплую землю и поглядела в небо. На нем уже показались 1-ые звезды. Длительно она лежала так, но - удивительно - волнение не проходило, а как будто еще более расплескивалось по всему ее телу, заставляя закрывать глаза, вспоминая.. Что ощущала Сашина по? - Маринка никогда даже и не представляла, что можно доставить для себя наслаждение таким макаром...
И, не осознавая, для чего она это делает, Маринка опустила руку вниз, расстегнула молнию на джинсах и просунула пальцы в жаркую промежность. Что делать далее? Она повела рукою совершенно как Саша, поначалу ничего не чувствуя. Но вдруг она случаем задела что-то и непроизвольно ойкнула. Попробовала снова и через несколько уже выгибалась дугой на сухой травке. Перед очами танцевали искры, она уже не задумывалась о том, что кто-то может узреть ее либо услышать неистовые стоны, - она только задумывалась, до чего может дойти это непонятное классное чувство. Правда, один она малость опешила, почувствовав сильную воду, невесть откуда взявшуюся на пальцах, но она не причиняла неудобств, напротив, несколько снимала напряжение понизу, под рукою, и помогала пальцам просто скользить по бусинке..
Вдруг Маринку как будто что-то подбросило; она звучно заорала и забилась в наисильнейшем оргазме; подняла ноги над землей и принялась непроизвольно подымать их ввысь, позже свалилась вниз, позже снова подняла... И когда все кончилось, длительно еще лежала, ослабевшая и разбитая.

Сейчас она приходила сюда каждый денек, чтоб узнать ни с чем же не сопоставимое блаженство. Сначала она стыдилась саму себя, позже привыкла. Но никогда смогла она повторить чувство неконтролируемого оргазма, как впервой. Она все почаще напрягалась, прислушиваясь, не идет ли кто, и никак не могла расслабиться, как в .
Ночами лоно ее горело, она вела рукою по собственному телу, голубила грудь, извиваясь на , зажимая меж ног подушку. С губ срывались глубочайшие конвульсивные вздохи. Она стискивала зубы, стараясь никого не разбудить, но в самый сладострастный момент запамятовал вообще обо всем и с слаждением выкрикивала "О!" и "А!!!".

Маринка так ни и не пошла на полянку с пор, как увидела там Сашу. Но когда мастурбация уже закончила удовлетворять ее, она затрепетала, чуть только в голову пришла идея пойти подсмотреть на все снова. И она пошла.
Стояла теплая летняя ночь. Там кто-то был, она уже ощущала заблаговременно, как будто ее ноздрей касался запах горяченных тел, еще не слыша ни звука. Тишь потряхивала ее. Она задумывалась - какой он, запах мужчины? Каково это - обымать его мускулистое тело, так непохожее на ее собственное?
В Один Момент тишина разрезало чье-то дыхание. Она приближалась к месту, где деревья заслоняли своими длинноватыми ветвями все обозрение. И вдруг она оробела. Решила поначалу не торопиться и прислушаться. До нее снова доносились уже знакомые сдавленные постанывания. Меж ног сходу все зазудело, она немного сжала коленки, но это практически не посодействовало. Марина прислушивалась сразу и к для себя самой. Где-то понизу животика разгорелось пламя, в промежность вдруг стало мокро и тепло. Она пофантазировала, представив для себя Сашу, лежащего на какой-то девице.. И внезапно себе самой отодвинула рукою ветки.
Саша полулежал все на том же плоском камне. Его ноги были обширно расставлены в стороны. А женщина - на этот раз другая - целовала все его оголенное тело. Было мрачно, Маринка не лицезрела деталей. Увидела только, как Саша в исступлении гладил ее, Девушкину, голову рукою, и внезапно привлек ее к своим бедрам. Маринка растянулась, но ничего не увидела. Только через несколько секунд Саша глубоко вздохнул и начал водить бедрами туда-сюда и восклицая: "Не останавливайся, детка! ДА! ДААА!!" - грубо тискал ее красивое тело, лизал, наклонившись, ее плечо..
Маринка потянулась вперед, гонимая любопытством. Ее полудетское мышление не могло понять, что женщина трогает такое, что приводит ее кузена в такое неописуемое блаженство. И вдруг она растеряла равновесие и всей собственной тяжестью свалилась вниз. Ветки совсем двинулить, и Марина вылетела вперед. Она запомнила только только то, что Саша оттолкнул от даму, она с хрипом вскинула голову в ее сторону, а Марина в свою очередь оттолкнулась руками и постаралась быстрее спрятаться. Чуть очутившись в спасительной тени ив, она вскочила на ноги и помчалась во весь дух от поляны.
..Пришла ночь. Ее футболка промокла от ночной росы, ей было холодно, но она все еще страшилась ворачиваться домой. "Ну и что из того, что Саша мог меня узреть? - успокаивала она сама себя. - Скажу, что случаем проходила. Ну и домой запоздала, не достаточно ли что!" Но она все еще находилась в лесу, не решаясь выйти.
Пришла Марина домой около часа. Везде было мрачно. Она была полностью уверена, что все дремлют и ей не перед кем будет оправдываться. Она вошла в черную неширокую прихожую, наклонилась и стала снимать босоножки.
В Один Момент ее кто-то обхватил сзади, одной рукою прижав ее ягодицы к телу, другой очень заткнув рот.
- Это я, Саша, - зашептал жаркий глас, обжигая ей уши, - пожалуйста, не ори, что я могу для тебя сделать отвратительного, ведь ты моя сестра?
Она кивнула и ощутила, что пальцы отпустили ее губки. Она не смела дышать. Мощная мужская рука держала ее за талию, чуток двигаясь, как будто непроизвольно, то ввысь, то вниз по животику. Саша прочно сжимал ее, и она ощутила непроизвольное волнение, дрожь, которое передалось и ему, она знала это, почувствовав в тот же миг дрожь его тела.
- Ты лицезрела меня с Вероникой, да? - спросил он.
Маринка все еще не отвечала, только трепетала в его объятиях. И он все сообразил. Обхватив ее руками, он впился в ее шейку поцелуем. Она вся изогнулась от легкой боли и удовольствия, а он продолжал ублажать ее языком, время от времени только немного касаясь ее незапятанной нетронутой кожи, время от времени оставляя на ней засосы. А позже в один момент развернул расслабившуюся от желания Марину к для себя и, раскрыв ей губки, запихнул язык в ее рот. Она забилась в его сильных руках, но он держал прочно, а его напористый язык все находил соприкосновения с ее языком, а когда отыскал, то немного закусил его и повел к для себя...
Маринка загорелась желанием. Саша прижимал ее ноги к своим, и она чувствовала что-то меж его ног, что тревожило, тянуло..
- Тихо, а то разбудишь сестру, - вдруг шепнул он и вскинул ее, легкую, на руки.
Она помнила как будто в дымке, что они оказались в ее комнате. Он положил ее заботливо на кровать, покрыл поцелуями все лицо, шейку, и медлительно сбросил лямку лифчика с ее плеч. Маринино тело зудело от желания. Она вложила палец в промежность, как , но Саша оттолкнул ее руку, и сладкая пытка началась вновь. Марина раскрыла губки, и вдруг из самых недр ее существа вырвался полный удовольствия стон. Потом к тому же к тому же еще, позже громче, и вот уже Саша затыкает ее громким поцелуем, дав ей возможность передохнуть.. Марина помнила только, как его губки обхватили сосок ее набрякшей груди, принявшись скупо обсасывать его, а она орала, почему-то подбирая волосы в пучок, направляя его.. Позже он срывал по кускам ее тонкое белье, разрывая, целовал тонкий животик, время от времени с силой нажимая на ее промежность своими бедрами.
Но в особенности Маринка возбуждалась, когда он вел языком от ее шейке к соскам и ниже - к киске; тогда Марина уже не помнила, что в доме есть кто-то, не считая их; более того, для нее в мире не было ничто, не считая этого языка.
.. Саша был все еще одет. Он скачком поднял ее на колени и отдал приказ грубым голосом: "Раздень меня донага, шлюшка, слышишь? А ну быстрей! И целуй, целуй каждый сантиметр моего тела, пока я сам не остановлю тебя!".
Она повиновалась, но руки ее дрожали, когда она расстегивала пуговицы его рубахи. В какой-то момент она сообразила вдруг, что вот - все, на данный момент она стопроцентно узнает его тело, узнает, что такое Мужик, и в предвкушении принялась водить языком потому чток он желал: по каждому сантиметру тела, этого красивого эталона. Саша откинулся вспять, звучно застонал, и от собственной силы над ним она сама возбудилась не меньше. НО когда она достигнула его узеньких брюк и расстегнула их, нужно сказать с трудом, то багряный огромный ствол выскользнул ей на встречу, и Саша вздохнул, или с облегчением, то от упоения.. Маринка с удивлением попробовала поглядеть на него, но Саша нетерпеливо произнес: "Соси, сука!" - и она приникла к нему губками, облизывая и совершая глотательные движения, он и направлял ее. Вдруг Саша изогнулся и со сладким экстазом вновь оттолкнул ее. Она не сообразила, удивленно вскинула брови, но он вдруг опрокинул ее на спину, сам лег сверху и принялся жарко целовать ее. В ногах стало влажно и жарко, и Саша стянул с нее трусики в мгновение ока! И вдруг - удар, еще удар, он голубил ее грудь; на мгновение ей стало больно, со малость, и вдруг волна захлестнула ее, она принялась изворачиваться, вскрикивать и молотить кулочками по его телу. Маринка даже не ощутила, как он резко вышел из нее, и на ее животик брызнула сперма; чуть Саша отвалился от нее, она отвернулась и уснула. Он, должно быть, решил, что на 1-ый раз с нее хватит, и не стал добиваться го.

На другое утро Марина вошла в кухню, где завтракали близнецы, не смея поднять глаз. Тихо поздоровалась, краснея, налила для себя чай. Таня бережно положила ей на тарелку завтрак, спросила о самочувствии. Она вообщем была таковой хозяйственной, деловитой, но совместно с тем с нею было просто, она задористо смеялась, озорничала как малая. Вот и на данный момент они с Сашей хохотали и шутили над Маринкой, при этом Саша вел себя, как ни в чем же не бывало. Маринка только раз посмотрела на го во время завтрака, здесь же поймав его взор странноватых сверкающих глаз, и здесь же потупилась.


Денек был сыр и хмур. Маленький дождь стучал по крыше. Маринка томилась в собственной комнате, не в заняться никаким делом, к ней никто не входил. Снова приехал почтальон, привез какие-то журнальчики для Саши. Когда он собрался уезжать, с ним внезапно попросилась и Татьяна, хотевшая приобрести что-то в ближнем городке.
- Ты поедешь со мной, Марин? - спросила она.
- Я..
Внезапно Маринка увидела Сашу, стоявшего за спиной сестры. Он негативно покачал головой.
- ..нет.
Татьяна только удивленно вскинула на нее глаза и промолчала.
Закрыв за ней дверь, Саша уверенно прошел в комнату Марины. Та посиживала на , комкая простынь и не смотрела на него. Он пару минут молчком стоял в дверцах, оперевшись на косяк.
Ей казалось, что она на данный момент провалится через землю. Все утро и полдень она не могла прийти в себя. Что за ночь это была? Что за красивые и жгучие мгновенья? И уж не сон ли? Но пятна крови на кровати.. И боль.. И.. и.. лание.
В Один Момент Саша шагнул вперед, быстро повалил ее на спину и, заломив ей руки, не дав способности пошевелиться, впился скупо в ее губки. Она ощутила во рту его язык и в тот же миг ее пронзило неописуемое удовольствие. Она выгнулась под ним, внезапно подняла ноги и скрестила их за Сашиной спиной. Тот прижался к ней бедрами, и она как вчера ощутила что-то жесткое в его штанах, что нажало ей меж ног, заставив чуть слышно простонать:
- Саша.. любовь моя.. что это.. что ты со мной делаешь?..
Он немного отодвинулся. Маринка услышала его тяжелое дыхание и открыла глаза.
- А ты не знаешь? - спросил он.
- Н-нет..
- Ну так выясни же!
Он перевернулся на спину и отдал приказ ей:
- Раздень меня. Раздевай меня всего! И смотри, сделай мне отлично! И Тогда я не останусь в долгу.
Марнка села на его колени верхом. Расстегнула рубаху, залюбовалась красивыми мужскими плечами, грудью. Потом взор ее скользнул вниз по его животику, где над ремнем джинс вились темные волоски. Саша лениво и саркастически смотрел на нее, возбуждаясь от ее невинности, от энтузиазма к его телу. Его безрассудно заводили все ее движения на на нем, кожа отзывалась на все ее нежные прикосновения, ее девственный взор голубил его кожу и он ощущал, что штаны вот-вот порвутся, так ныл его вставший член. Он жаждал, чтобы она хоть разок прикоснулась к нему, взяла его в руки, в рот, сосала его, доставляя ему обезумевшое наслаждение. Но что случилось с Маринкой? Она как будто ощутила свою власть над ним, глаза ее зажглись, и она как будто бы не торопилась. Тогда он потянулся к ней, коснулся рукою ее груди. "Что ж, сучка, - поразмыслил он, - на данный момент ты сама попросишь меня об этом!" Маринка сладостно и чуть слышно вздохнула, прикрыла веки. Он лицезрел, как дрожат ее лохматые реснички. Он гладил ее грудь, иногда задевая соски, чувствуя через кофту, как они напрягаются, как ее грудь становится упругой. Он знал, как ее завести. Не останавливаясь, не прекращая ласк, он одной рукою расстегнул пуговицы и стянул с нее лифчик. Она как будто не замечала, находилась в трансе, только груди ее колыхались в такт его непроизвольным толчкам бедрами и ее дыханию. В Конце Концов, он увидел по разлившемуся румянцу на ее щеках, что она находится на пике и даже ощутил тепло, идущее от ее промежности. "Остановись, детка, еще не время!" - Саша на уровне мыслей улыбнулся. Тогда И он резко тормознул и свалился на подушки. Она потрясенно открыла глаза:
- Ну что ж ты! Еще!!
Но он не двинулся. она расстегнула его ремень, стянула вниз штаны. Под его трусами подрагивал большой бугор. Маринка потрясенно смотрела на него, не способен отвести глаза. Саша аж заныл от предвкушения. И здесь она накрыла рукою его член и немного сжала его. Саше показалось, что он теряет сознание от удовольствия, такового нетерпения он еще никогда не испытывал, она так канителила! На какой-то момент он приподнялся на локтях, желал вонзиться в нее, но здесь Маринка отодвинула его трусы и ее ладонь просочилась туда, к самой головке его члена. Саша расслабленно свалился. В такт биению сердца пульсировал его член, временами мучительно сладко выбрасывая капли смазки, корую Маринка здесь же растирала по багряной большой головке. Она уже не замечала, как ее руки просто скользят повдоль ствола его члена, как другая рука гладит яйца; нет, Маринку зачаровывало, как Саша приоткрывает глаза, как уже не сдерживается и стонет. У нее меж ног все издавна стало влажным, она изнывала от желания, но Саша как будто запамятовал про нее. Она наклонилась к его члену, провела по головке языком и взяла ее в рот. Его фаллос вздрогнул в ответ. Водя языком туда-сюда поначалу по поверхности головки, позже, равномерно спускаясь, проводя им по уздечке, позже, опять щекоча самый кончик, Маринка обхватила Сашин член руками и массировала его, прочно зажав в ладошки. Саша ощутил приближение оргазма, резко оттолкнул ее. Она легла рядом с ним, и он запустил руку ей под трусики. Маринка застыла и вдруг звучно вскрикнула. Ее напряженного клитора, так длительно ждавшего хоть мельчайшего прикосновения, коснулся Сашин палец. Саша целовал ее губки, кусая их до крови, и продолжал движения. Он то обходил небольшую пуговку у нее меж ног, то проводил прямо по ней, при этом Маринка в эти моменты в особенности звучно орала. В Конце Концов, Саша не выдержал. Он стремительно раздел ее всю и лег сверху. Медлительно ввел член в ее жаркую пещеру, до самого конца. Это было несравненно. После сколького ожидания ему показалось, что он в раю. Маринка извивалась под ним от страсти, и это присваивало ему еще большее удовольствие. Он вгонял в нее собственный кол до конца, вытаскивал, практически выскальзывая, и опять вталкивал. Больше всего его заводило то, что она, не смущаясь, орала, стонала, он лицезрел, какое ей доставляет наслаждение каждый его толчок. "Еще, о, к тому же - он без утомились продолжал.
Скоро Саша ощутил неумолимое приближение оргазма; сперма подымалась к головке. Он еще резвее заработал бедрами (Маринка совершенно обезумела) и последним скачком выдернул собственный член и излился ей на животик, после этого лег с ней рядом.
Марина подняла голову и поглядела на его поверженное рядом тело. Провела кончиками пальцев по его широкой груди, животику, снова поднялась к плечам. Саша приоткрыл глаза. Ему больше всего нравилось, когда девицы голубили его, как будто благодаря за наслаждение, доставляемое им. Лежащая рядом женщина была волшебна, он как будто в первый раз это увидел. Маленькая круглая грудь, широкие ноги, упругие ягодицы. Как волшебно она целует его - он прям таки заурчал, когда она принялась поначалу легонько, позже все более распаляясь щекотать его языком. Саша вновь ощутил, что желает ее. Она села на него верхом, распустила волосы, поглядела на него страстно. В ее очах он ясно прочитал желание. И вдруг она наклонила голову, и ее светлые волосы струями заскользили по его телу, все ниже, ниже. Саша ощутил, его фаллос уперся ей в жаркую промежность. А она как будто бы и не замечала этого, продолжая свою эротическую игру. Сашина кожа как будто наэлекролизовалась, он вновь страстно возжелал ее прямо на данный момент, не ждя больше ни, просто взять и войти в нее!.. Он знал, что и она желает такого же, желает кончить с ним совместно!

Саша малость приподнял Марину, взял в руку вставший вертикально член и приставил к ее влагалищу. Маринка, запрокинув голову, опустилась на него. И Саша снова начал двиния, ударяя прямо ввысь; ему казалось, что он касается ее матки, он терял голову, когда лицезрел, как она скачет на нем, как трясутся ее груди, как заливается румянцем лицо. Маринка приложила палец к клитору и помогала ему. Вдруг она на мгновенье застыла. Саша резким толчком окончил дело, и она звучно заорала, кончая. Не в сдерживаться, он прижался к ней и тоже бурно кончил.
.. Им не о чем было гласить. Когда Саша тихо выскользнул из ее комнаты, оба они ощущали глубочайшее ублажение и довольство друг другом.

Когда возвратилась Таня, был поздний вечер, Маринка была в отключке. Она так вымоталась, что практически валилась с ног. Саша индифферентно посиживал перед телеком. Таня поглядела на брата, села на ручку кресла и погладила его по светлому ежику волос.
- Что ты здесь делал без меня, а? Небось, снова приводил девчонок, негодник?
Сашка засмеялся. Он относился к сестре как к наилучшему другу, она расслабленно смотрела на то, что у него время от изменяются подружки, что он дремлет с ними, что ее брат-близнец всегда 1-ый посреди других юношей. Когда они были детками, то нередко оставались вдвоем в пустой квартире. Саша демонстрировал Тане собственный небольшой член, а она взамен давала ему потрогать свою киску. Они и на данный момент занимались этим - не всеполноценным сексом, а петтингом, при этом считали, что в этом нет ничего предосудительного.
- Угадай, кого я сейчас поимел. - пробормотал Саша.
Таня скосила глаза на его вновь поднявшийся под штанами член. Мучительно засосало под ложечкой, ей в один момент захотелось, чтобы Саша поласкал ее. Она, как посиживала с боковой стороны от него на спинке, так и прижалась к его лицу левой грудью.
- Не знаю.
Саша отключил телек, стало мрачно. Он расстегнул кофту сестры, неторопливо впился ей в сосок. Она не стонала, только трогательно вздохнула, просто-просто.
- Марину.. Я отымел Марину.. - он переключился на другой сосок, сразу расстегивая ей лифчик.
- Марину.. - Таня с трудом соображала, она так издавна не голубила себя, что на данный момент изнутри ее грызло неодолимое желание, ей хотелось, чтобы Саша поласкал ее языком, он никогда не делала этого, но на данный момент, в этой тьме... - О, боже!
Саша не сообразил, или она возмутилась, то ей было так отлично. Он совладал с лифчиком, с молнией на ее штанах и обнял ее, прижимаясь лицом к ложбинке меж ее грудями. Он был три денька как небрит, колющийся подбородок немного поцарапал ее нежную кожу. Она провела пальцами по его паху, и Саша жарко шепнул:
- Таня, пожалуйста, вынь его.. Ты же ощущаешь, как он встал, как он желает еще, подрочи его, я вот-вот кончу...
Таня встала, взяла его за руку, потянув его за собой, и они оба свалились на пол рядом. Она разделась в мгле стопроцентно и стремительно раздела его. Саша услаждался, сравнивая сестру с Мариной. 1-ая была искуснее и догадливей в ласках, Марина же трогала собственной девственной чистотой, но ему хотелось, чтобы обе девицы были тут, чтобы обе голубили его на данный момент, а он только лежал и услаждался видом 2-ух сексапильных оголенных тел, истекающих соками любви от желания его, мужчины.
Таня дрочила его член, придерживая пальцем головку, сразу целуя его в губки. Саша запустил руку в ее горячее влагалище, засунув туда палец. Таня не была девственницей, она встречалась когда-то с его другом, с ним же она и переспала в первый раз, но они оборвали дела, Саша знал, что друг счел сестру очень ненасытной, очень жаркой, что так не вязалось с ее обыкновенной развеселой простотой, что он не мог поверить. Но здесь Саша ощутил, что сестра лижет его член теплым языком, и немного остановил ее. Ему не хотелось прерывать это блаженство, Таня доставляла ему очень огромное наслаждение своим опытным минетом, чтобы так стремительно обрывать его. И здесь он услышал ее несмелый шепот:
- Сашуля.. Прошу тебя.. Поцелуй меня.. там..
-Там? Где "там"? - он знал, знал, что она имеет ввиду, но она никогда не просила, ей всегда было малость постыдно, но на данный момент так мрачно и она отважилась.. Он еще более возбудился от мысли, как кончит на данный момент его сестра.
Он посадил ее назад в кресло, заствил положить ноги на ручки и присел перед ней на колени. Было очень мрачно, он не мог ясно созидать даже очертания ее тела, но по запаху и по теплу сообразил, что она очень желает, что она изнывает. Он наклонился к ней, раздвинул губки, и язык его непоследовательно принялся учить новые просторы. Он проводил им ввысь и вниз, на лево и на право по всей ее киске, даже забрался неглубоко в ее влагалище и вновь принялся ощупывать языком практически влажные красоты сестры. В Конце Концов, исследование завершилось, и он нащупал бусинку, бугорок, который вздрогнул в ответ на его прикосновение. На миг тормознул, еще обширнее раздвинул ее ноги и прижался всей поверхностью языка к клитору, повел им вокруг и всегда двигал пальцем в ее дырочке, имитируя резкие толчки собственного члена. Таня стала кончать; она приподнялась, чтобы поглядеть на него, но ничего не увидела; и вдруг ее захлестнула волна удовольствия, руки сами потянулись ввысь, она кончала и кончала без конца, перед очами носились калоритные круги, она звучно орала... Саша не выдержал, одной рукою схватил собственный багряный член, дернул его пару раз, направил ей на лицо и, глубоко вздохнув, излился ей на губки, щеки, забрызгав грудь. Таня мазывала по для себя мутную сперму брата и негромко вздыхала от только-только пережитого. Он обнял ее, и они длительно просидели без звука, чувствуя приятную вялость и изнеможение.

На другое утро Марина пробудилась от пения птиц. Она отлично выспалась, ощущала себя волшебно. Поглядела в зеркало, распустила волосы, подкрасила глаза и поразмыслила, она неотразима и что Саше она нравится. Поколебавшись, она достала из шкафа маленькую юбку и обтягивающую маечку. Она ранее никогда не носила маленьких юбок, но на данный момент ей захотелось смотреться сексуально.
Когда она сошла вниз, Саша аж присвистнул от удивления. Женщина, кончающая вчера на нем и та Марина, что пришла на данный момент, отличались как денек и ночь, но в то же его дразнила идея, что это она. ОНА. Маринка как будто была наэлектролизована узким эротизмом; так поблескивали ее глаза, такое неуловимое счастье читалось в каждом движении. И Саша восхитился этой женщиной, восхитился, чуть не 1-ый раз в собственной жизни.
Таня проследила за ним очами и сообразила его мыс.
много погодя она поднялась к для себя в комнату и нерешительно подняла телефонную трубку. Она канителила. Положила ее назад и желала было уже выйти из комнаты, как вдруг развернулась, как будто разозлившись на себя, решительно набрала номер.
- Хороший денек. Позовите, пожалуйста, Ивана... Иван! Здравствуй! Это я.. Да. Знаешь.. - Таня пошеркала шейку, - приходи ко мне сейчас.. Родителей нет, они уехали. А мне очень сиротливо! - она сделала ударение на последнем слове.
Они длительно говорили.
... После обеда Таня вошла в комнату Саши. Тот что-то писал, видимо, письмо. Она присела на стол перед ним.
- Саш.. Я пригласила Ивана.
Саша улыбнулся.
- Решила вернуть дела со своим бывшим?


Таня расхохоталась.
- Вернуть? Ну нет! Просто.. Саш, мне пришла в голову кое-какая идея, и я желаю, чтобы ты доставил мне наслаждение и посодействовал выполнить ее.
- Доставить для тебя наслаждение я всегда рад, - он подмигнул ей, они опять рассмеялись, вспомнив о вчерашней ночи. - Но каким на этот раз?
- Саша, ты бесстыдный! Ну слушай. Скажи, ты любишь подсматривать? мы ранее никогда не гласили об этом, я знаю, но сейчас моя очередь сознаться. Саш, я желаю для тебя поведать о моих потаенных мечтах. Я всегда желала о том, как я буду подсматривать за людьми, занимающимися любовью. Эта идея меня безрассудно возбуждает! Я просто голову теряю, когда представлю.
- Мммм.. я понимаю тебя.. Мне это тоже нравится! Но.. Не хочешь ли ты сказать..
- Я изнемогаю от желания. Мне нужен мужик. Не рука! Мужчина! Который будет брать и брать меня помногу , пока не заморит меня, пока я сама не попрошу его, чтобы он тормознул! Я готова ради этого на все. Помоги мне. Иван мне до сего времени очень нравится. Я его не люблю, но он так волшебно занимался сексом. И позже, он удовлетворял меня стопроцентно! Мне не хватает его..
- Я сообразил, - перебил ее Саша, - но что мне сделать? Т же знаешь, я готов ради тебя на все.
Таня только и ожидала этих слов.
- Означает ах так. У родителей в комнате двуспальная кровать раз напротив древесной стенки. А в стенке есть отверстие, прикрываемое древесной доской. Не удивляйся, я издавна знаю об этом. Все, что происходит на кровати, отлично видно...

* * *


-Слушай, Маринк. - Саша приоткрыл дверь ее комнаты, - я желаю пригласить тебя на свидание!
Марина читала.
- Куда? - не сообразила она.
Саша стоял в дверцах по пояс оголенный. Его прекрасное тело было покрыто капельками - следами того, что он не так давно принял душ. Сзади промелькнула его сестра. Марина канителила. Ее глаза скользили по его телу и тормознули на паху. Саша проследил за ее взором, но не сделал ни 1-го движения навстречу.
- Итак, сейчас в комнате родителей ровно в девять.
Не успела Марина и глазом моргнуть, как он пропал. Она ощутила разочарование. Ей казалось, что как Саша ее увидит, то захотит ее. Захотит ее тело, ее влагалище... Марина вспомнила вчерашний денек... Ей безрассудно захотелось повторения...
Но что он произнес? В девять? В комнате?.. Она пошла в ванную. Налила воды. Легла. Ей хотелось...

* * *

Ровно в девять она вошла в комнату Свиридовых-старших. Всюду горели свечки, стоял накрытый по-торжественному стол, но на нем практически не было пищи. Стояла бутылка водки и 100-то еще.. Маринка стояла в дверцах; как ни забавно, но она никогда не пила спиртного. И вдруг ее обнял Саша. Она даже не сообразила, кК это случилось. Но впился ей в шейку, оставив красный засос, просто вскинул на руки и отнес к столу.
Саша знал, что Марина никогда не пила. Он постарался сделать так, чтоб она ничего не соображала, но при всем этом не спала - налил ей полстакана и подождал, пока она искривится и выпьет.
Не прошло и получаса, как они уже оказались в постели..

Из-за щели в стенке за ними следила Таня. Она лицезрела, как Саша повалил Марину на кровать, как вал на ней одежку и как будто одержимый принялся ублажать ее.
Таня лежала на выгнутой оттоманке животиком вниз. Ее зрелые ягодицы находились выше головы, голова была на уровне потаенного "глазка" в стенке. Когда-то, будучи малеханькой, она следила отсюда за сексом родителей.. Помнила слова, точнее, клики мамы: "Я люблю тебя! Люблю!" Никто об не знал.. Но тогда Таня в первый раз стала глядеть порно-журнальчики с оголенными мужиками тогда и же в первый раз сделала минет.. Хотя не знала точно к чему это приведет.... Когда же мужик - нужно сказать, достаточно взрослый - выплеснул ей сперму в рот и она проглотила ее, то он в первый раз именовал ее "порочной шлюхой", что ей несусветно понравилось....
Таня лицезрела, как поднялся из гнезда темных волос красный Сашин член... Как Марина взяла его в руку.. Она лицезрела и запустила руку супруг губ, принялась ублажать собственный клитор.... И вдруг сзади, в ее приподнятую попу, что-то вошло. Таня закрыла глаза и заорала. Очень. Но на нее не направляли внимания, ее трахали, ее имели, она не могла пошевелиться. Ей было больно, но с другой стороны она ощущала, что вот-вот кончит, что еще малость...
Вдруг она открыла глаза и поглядела на Марину. Саша свирепо имел ее, поставив впереди себя раком. Таня глядела на брата и не могла поверить очам, так тот был прекрасен и дик. Она резким движением освободила член Ивана и пригнула его голову к щели в стенке. Иван звучно задышал. Она взяла его ствол в руку и малость подрочила.. И здесь он потащил ее в комнату к Саше и Марине. Она даже не сообразила, как это случилось...
Скоро Саша имел ее, как шлюху, снятую на час. Иван ебал Марину так, что все слышали звучные хлюпы ее смазки...

Через два часа все лежали, поверженные, как деревья после бури...
Марина смотрела в потолок и задумывалась, что бросить монастырь - не такая уж и нехорошая мысль

Похожие новости

Комментариев 0