ОБНАЖЁННАЯ КАТЯ

- Елена Викторовна, голубушка, примите, пожалуйста, нашего нового жильца. Он, понимаете ли, совсем мучается, из-за душевной и физической травмы. Так, будьте так любезны, уделите ему максимум внимания и заботы. - Естесственно, Николай Алексеевич, е иду… Елена Викторовна Василькова, работала старшей медсестрой в реабилитационном центре, при 2-ой городской больнице. Работала возле 5 лет, но этого, достаточно незначимого срока хватило, как обслуживающему персоналу, так и нездоровым, чтобы взять в толк и полюбить эту не молоденькую и невзрачную, на 1-ый взор, даму. Так Како за неброской наружностью, как будто слабый огонёк фитиля лампы, пряталась от чужих глаз ее гигантсткая душа и доброта, готовые в всякую минутку придти на содействие всякому, кто в ней нуждался…

Зайдя в палату номер 40 2, Елена Викторовна остановилась у двери. Ее сердечко сжалось от сострадания к нездоровому, который лежал на кровати.И все слова, она готовилась заявить ему, пока шла по коридору, неожиданно улетучились куда-то… Нездоровый, лежащий до этого тихо, неожиданно приподнялся на локтях и, глядя куда-то на стену, тихо спросил: - Кто тут?
Это вы, доктор?
!
?
- Здравствуйте, Сергей!
Меня зовут Елена Викторовна, и я старшая медсестра отделения.
И, давайте дружить!
- Не нужна мне ничья дружба, и никто не нужен!
Оставьте меня в покое, слышите вы?
!
– и он, отвернувшись, тихо зарыдал.
Елена Викторовна, подойдя к кровати, хотела, было поправить одеяло, но Сергей неожиданно, резко повернувшись, сел на кровати, схватив ее за плечи.
- Пожалеть меня пришла, а сама, небось, трясешься от испуга, глядя на обожжённого урода?
А наверное, ты извращенка, и получаешь наслаждение от общения с калеками?
Тогда смотри!
– уже крикнул он, оттолкнув ее от себя.
Елена Викторовна, отлетев м. на 2, в сторону двери, свалилась на пол, сильно стукнувшись правым локтем о пол.
А Сергей, вскочив с кровати, сбросил с себя куртку пижамы и штаны.
Всё случилось так проворно и внезапно, Елена Викторовна, сидя на полу, и трясясь от , посмотрела полными кошмара очами на стоящего перед ней нагого мужчину.
Всё его тело, как и лицо, было покрыто ужасными рубцами, какие оставляет огонь на память о себе.
Казалось, что не было на этом измученном теле места с не обгоревшей кожей.
Даже член молодого человека был покрыт подобными на чешую рубцами… Но здесь, двери раскрылись, и в палату вбежали 2 санитара, какие силой уложили Сергея в кровать.
- Не Нужно, ребята, не пристёгивайте, всё будет отлично, я справлюсь!
– подойдя к ним, попросила Елена Викторовна.
- Ну, в случае если ты хочешь.
Для тебя, Викторовна, всякого в бараний рог скрутим, лишь свисни!
- Отлично, отлично!
Спасибо вам огромное, но у меня всё в порядке, и ничего здесь не случилось, честное слово!
– И Елена Викторовна умоляюще взглянула на санитара.
- Так мы что?
Мы завсегда готовы посодействовать, если что !
- Знаю, знаю, неплохие мои.
В Случае Если что, позову, обещаю!
Санитары ушли, а Елена Викторовна тихонько присела на край кровати у ног Сергея.
Она посиживала молча, только бессознательно, скорее всего, поглаживая его через одеяло… - Простите меня, пожалуйста, простите!
– неожиданно тихо произнёс он.
- Всё отлично, всё будет отлично!
– так же тихо ответила она, продолжая поглаживать…Через пару минут он вновь заговорил: - Я так как сам деревенский.
В Последствии восьми классов, поехал в город, поступать в техникум, на механика.
Поступить оказалось значительно легче, чем обучаться.
Но выхода у меня не было, поэтому как, на меня посмотрела вся моя родня, ну, другими словами, село наше… А в последствии техникума, как и все, я пошёл в армию.
– он, тяжело вздохнув, повернулся на иной бок, уже лицом к мед сестре.
Сейчас, когда он распологался абсолютно вблизи , она могла лучше разглядеть его лицо, которое являло собой, предположительно, ужасную маску.
Но ей уже не было страшно, напротив, первый раз в жизни Елена Викторовна ощутила какую-то внутреннюю тягу к этому изувеченному человеку, необъяснимую тягу.
И, закрыв глаза, она беззвучно зарыдала, поняв неожиданно, что она сама и для всех находящихся вокруг таковой же уродец, щелкунчик.
А Сергей, не видя, а, предположительно, бессознательно ощутив ее слёзы и боль, положил свою огромную и шершавую руку на ее пальцы.
И, с нежностью слепого, коснулся их своими пальцами… - В Последствии армии я пошел работать на завод.
Там-то я и познакомился с Алёнкой, Леночкой моей.
Молвят, что от любви вырастают крылья, это я ощутил на себе!
Как Говориться, через пол года мы поженились… Жить стали у Алёны, сообща с ее матерью, Клавдией Сергеевной, которая работала проводницей в поезде, и с младшей сестрой Катей, ученицей восьмого класса.
Естесственно, нам было тесно вчетвером в одной комнате в коммуналке, но, как принято говорить, это всё точно также лучше общаги… Так , на отгороженной ширмой кровати, стараясь не шуметь и не препятствовать тёще и Катьке, мы каждую ночь занимались сексом.
Но ветхая кровать всё время предательски скрипела, заставляя нас находить новейшие варианты и позы, какие, однако, веселили нас обоих.
Алёна вообщем в плане секса не имела комплексов.
Она могла, вот так просто, когда мы посиживали дружно за столом и пили чай, уронить, как бы невзначай, ложку, и, нырнув под стол, достать мой член, и проворно, проворно дрочить!
Я просто сходил с разума от возбуждения и позора, так как видел улыбку тёщи и непонятные, не ребяческие взоры Кати…Однажды, когда мы сели играться в картографические материалы, я уронил отбой на пол и полез под стол собирать.
А нужно заявить, одеты мы были по-домашнему.
Я в трико и майке, Алёна в лосинах и недлинной маечке, как и Катька, а тёща в халатике, так как как разов перед сиим искупалась в ванной.
Итак Вот, залез я, означает , под стол, собрал картографические материалы, а здесь тёща меня неожиданно как толкнёт ногой.
Я рассердился, естесственно, и хотел было и ее толкнуть также, да лишь гляжу, а она посиживает, ноги обширно развела, да так, полы халатика открылись, и… Она была без трусов!
Я, естесственно, не мальчик был, но, скажу откровенно, помимо Алёны у меня никого не было.
И чтобы так , абсолютно вблизи?
!
Не знаю, что на меня напало, но я неотрывно посмотрел на заросшую густыми чёрными волосами пещеру тёщи.
И мне хотелось прикоснуться к ней, ощутив кончиками пальцев ее сок желания, малеханькими капельками поблёскивавший на завитках ее волос… - Ты что здесь делаешь!
– неожиданно услышал я глас Катьки, практически у самого моего уха.
От нежданности я дёрнулся и сильно ударился головой о стол.
Я бы , может , и не придал этому случаю внимания, но , со временем, стал замечать странности , в поведении тёщи.
Она закончила носить дома лифчик и ее огромные, как будто арбузы, груди, то и дело вываливались, абсолютно не кстати, конкретно тогда, когда я был вблизи.
Даже Алёна направила на это внимание, сделав ей замечание: - Ты, мама, абсолютно обалдела!
Хоть бы чуток постеснялась, все-таки не одна живёшь в доме.
А то вон, Серёга абсолютно глаза скоро сломает на твои сиськи засматриваясь!
- А что здесь такового?
Сиськи, они на то и есть, чтобы мужчины на их посмотрели!
- Так то, мужчины, а то, Серёга!
– ответила Алёна, и все рассмеялись… После Чего разговора, вроде всё нормализовалось, так я задумывался.
Пока Алёна не прилегла на сохранение в больницу, поэтому, как была беременная… Придя с работы, я взял сменку, чистое полотенце, и пошёл в ванную.
Вода, как обыкновенно, текла из душа узкой струйкой.
Намылившись, я стал тереть руки и грудь мочалкой.
Неожиданно я ощутил, что кто-то прикоснулся к моему члену!
Из - за такого, что голова моя и лицо были сильно намылены, и открыть глаза не было никакой способности, я, испуганно отшатнувшись, и выставив руки вперёд, гулко крикнул: «Кто тут?
» Но в ответ услышал только знакомый хохот и скрип закрываемой двери… Когда я вошёл в комнату, то увидел Катьку, сидящую у стола с учебником в руках.
Она делала вид, что читает учебник, хотя я отлично отдавал себе отчет, что в ванной была конкретно она… - Ну, что, чайку попьём?
!
– рубероида спросил, рубероида предложил я.
Катя, проворно убрав учебник и тетради , начала накрывать на стол.
Чаепитие проходило в тиши, так как я отдавал себе отчет, очень важно побеседовать с девченкой, но не решался начать.
А Катя, улавливая моё лание, с драматичностью посмотрела на меня.
- Понимаешь, Катюша, я задумывался, ты понимаешь, что есть определённые правила поведения…- начал было я, но Катя меня перебила: - А, что, что я такового сделала?
!
– огрызнулась она недовольно.
- Постой.
Ты хочешь заявить, что не заходила в ванную комнату, когда я там умывался?
- Ну и что такового?
- Другими Словами, как, «что такового?
» Да это же невозможно!
Так не отлично, в конце концов!
- А что ты хочешь?
Что ты пристал ко мне?
!
Означает, Ленке можно на тебя посмотреть, мамке можно, как мне, так незамедлительно невозможно?
!
- Алёна моя благоверная!
Это ты понимаешь?
!
А мать, что мать?
– непонимающе переспросил я.
- А то!
Да она за вами всё время подглядывает, когда вы трахаетесь, и Ленка у тебя, а ты у неё сосёте!
А позже ещё сама себя долбит резинкой!
- Что ты говоришь, подглядывает, какой резинкой?
!
?
- Так всем понятно, какой!
– ответила Катя, вскакивая со стула и подбегая к кровати мамы.
Сунув руку под матрас, она достала оттуда громадный резиновый член!
Он был очевидно самодельный, но имел узнаваемую форму члена, с огромный головкой.
В длину член был см 30 , не меньше.
К Тому Же толщной собственной внушал трепет дамам, и почтение мужчинам.
- Вот, видишь?
!
Ну, и, сейчас ты мне веришь?
- Подожди, пожалуйста!
Отлично, пусть ты права, и это на самом деле мамина штука.
- А то чья, моя, ли?
- Нет, естесственно, не твоя.
Но, понимаешь, мать, так как, уже зрелый человек, и ей самой улаживать с кем, и как заниматься сексом.
Но ты же ещё абсолютно девченка, ребёнок!
Поверь мне, это от тебя никуда не уйдёт.
Просто надо незначительно подождать… - Да, хватит тебе!
Также мне, ещё один наставник нашёлся.
Да знаешь, где я видела всех вас с вашими нравоучениями?
!
Да, неуж-то ты не видишь, не понимаешь, не ощущаешь, что я люблю тебя, дурака такового!
Ты что все-таки, решил, как будто мне секс нун?
Да мне ты нужен, ты!
!
!
А секс, в случае если захочу, у меня хоть 100 будет.
Но я хочу, чтобы с тобой, чтобы ты 1-ый!
- Катя!
– внезапно даже для себя самого, крикнул я.
– Катя, что с тобой?
!
Я же женат, женат на твоей сестре, в конце концов!
И я люблю Алёну, в случае если тебе это принципиально!
- Мне принципиально лишь одно – чтобы ты был моим, и всё!
А всех, кто будет стоять у меня на пути, я убью!
– и она , подскочив ко мне, начала проворно целовать мои руки и грудь.
Я с силой оттолкнул ее, и Катя свалилась на пол.
- Ах ты так?
Означает не хочешь, означает пренебрегаешь, так?
!
А я, ах такк пойду в данный момент в милицию, да напишу заявление.
Что гражданин таковой-то и таковой-то, с первого дня, как возник в нашей квартире, насилует меня в рот и жопу!
Что, думаешь, не поверят?
А я, вот, думаю напротив!
И сядешь ты, мой приятный, ох, как навечно!
Ну что, таковой поворот вас устраивает?
- Ох и гадость же ты, Катя, гадость!
- Может и так, а лишь я же тебе говорила, что собственного я практически постоянно добиваюсь.
И, даю тебе некоторое количество дней, а пока будешь предоставлять мне сосать у тебя, когда я лишь не захочу!
Ну, доставай собственного красавчика, хочу созидать его.
Я отдавал себе отчет, попал в ловушку, выхода из коей просто не было .
Единый выход был в том, чтобы нам с Алёной уйти жить раздельно.
А ещё лучше в иной город.
Но в данный момент, как бы это не было мерзко, придётся пойти на ее условия… Молча встав, я подошёл к Кате.
Девченка, как будто искусная путана, приспустила моё трико с трусами.
Мой член, не имея ни мельчайшего желания к сексу, незначительно высовывался из густых чёрных волос, возрастающих на моём лобке и у яичек.
Катя с энтузиазмом стала разглядывать его, бережно взяв немалым и указательными пальцами правой руки.
Член моментально прореагировал на ее прикосновение, становясь толще и длиннее.
Через некоторое количество секунд он уже стоял в абсолютный рост.
- А он у тебя ничего, даже привлекательный.
Не то, что у мальчуганов с нашего двора.
- Ты что?
Ты уже… - Ты об этом?
Да нет, что ты!
Я так как для себя издавна всё решила.
В рот там, или же в зад, ещё можно, а туда никому!
Я что, идиотка, целку разламывать?
!
А что позже супругу скажу, а?
!
Но тебе в жопу не дам, скорее всего.
Боюсь, больно будет, или же нет?
Как ты думаешь, а?
- Я думаю, что всё это ужасный сон и абсурд!
Остановись, девченка!
- Да, я девченка, и?
Хорошо, давай постараюсь и твоего дружка.
Лишь ты, когда кончать будешь, много мне в рот не лей.
А то подавлюсь ещё, хорошо?
Я не ответил, к тому же она не совсем то ожидала моего ответа.
Взяв правой рукою за ствол моего члена, Катя бережно вставила его себе в рот, тесно обхватив при всем при этом кольцом губ.
Я закрыл глаза и сжал кулаки.
Единственным моим желанием было побыстрее кончить и уйти спать к себе за ширму…Но с каждым движением головы и руки Кати, я ощущал растущее стремление, которое волной удовольствия накрывало меня.
В моём мозгу пульсировала мысль: «НЕЛЬЗЯ!
Невозможно!
Невозможно!
» Но помаленьку ее стала вытеснять иная: »ХОРОШО!
Отлично!
Отлично!
» И я, неожиданно, положил руки на голову Кати, помогая ее движениям… В Последствии варианта, я постарался не находиться с Катей наедине.
Но она специально провоцировала ситуации, добиваясь в итоге собственного.
Я не мог поведать Алёне всей правды о случившемся, но попросил, или же даже востребовал от неё, бы мы переехали жить в иной город, или же , хотя бы, на съёмную квартиру.
Алёна попыталась поначалу вынуть из меня причину моей настолько твёрдой позиции, но, поняв тщетность данной затеи, пресекла все попытки… Так проходили дни и месяцы.
До родов оставалось меньше месяца.
Тёща абсолютно пресекла показывать мне свои красоты, а Катю я сам избегал.
Но однажды мы все-таки остались с ней вдвоём… Тёща была в рейсе, Алёна на работе, а я, с простудой, посиживал дома на больничном.
У меня была температура и мощный озноб.
Поу я лежал в собственной кровати закутанный в тёплое одеяло, с шарфом на шейке.
Я спал.
И снился мне сон, что лежу я не в постели нездоровый, а на зелёном лугу.
И вокруг меня, да не бегают, а парят над землёй, с десяток молодых и абсолютно нагих женщин.
Причём все они на одно лицо.
К Тому Же с фгурками, как будто под копирку сделанными… Я взглянул на одну, и она здесь - же приблизилась ко мне, опустившись вблизи на колени.
Сейчас, когда она была абсолютно вблизи , я сумел рассмотреть ее лучше.
1-ое, что я нашел, это то, что на лице девушки была надета маска.
Вот отчего они и показались мне все на одно лицо.
Но более всего меня поразила ее грудь.
Нет, на вид это была обыкновенная, средних размеров грудь.
А волшебство заключалось в том, что пятак вокруг соска мне улыбался !
Так Како это был не очень большой розовый ротик, с небольшим язычком – соском!
Я испуганно дёрнулся в сторону, стараясь встать, но тело меня не слушалось, оставаясь в том же положении.
А вот пятак – рот, стал проворно возрастать, превращаясь в очень большую и жуткую пасть , с 2-мя рядами чёрных и кривых зубов и нажимала заместо язычка – соска!
И это чудовище медлительно опускалось к моему члену.
Я пробовал орать , но изо рта моего вылетали только непонятные звуки.
Вдруг я ощутил, как эта отвратительная пасть всосала мой член в себя!
От кошмара я заорал и…проснулся.
По моим щекам тёк пот, от которого вся наволочка от подушечки, к тому же сама подушечка, был мокрые.
Я приподнялся на локтях, попытавшись с, и лишь в данный момент увидел сидящую около меня Катю.
- Что тебе?
– тихо спросил я.
- А, вот, я , невзначай выяснила, вы квартирку себе отыскиваете?
Означает, переехать желаете?
!
Как же я?
!
?
- Не ищем, а уже отыскали, это разов.
А во-вторых, я совсем рад, что закончится в конце концов-то это помешательство, и ты оставишь меня в покое.
Так Како я обожал, люблю, и буду обожать лишь Алёну, ясно тебе, девченка?
!
- Вот Какк?
Означает, решил убегать от меня, кинуть меня?
!
Ну отлично, ну и чёрт с тобой!
Да ты мне и решительно не нужен!
– и она, вскочив, выбежала из комнаты.
Я, неожиданно ощутил ое психологическое облегчение, даже улыбнулся, первый раз за крайние месяцы.
Взяв с табуретки стакан с водой, я проворно опустошил его.
И, только в конце, ощутил неестественный привкус в воде.
А через некоторое количество , веки мои, как будто налились тяжестью и закрыли глаза.
Вдруг же я уснул… Пробудился я от резкого аромата нашатырного спирта.
Открыв глаза, я увидел, что кровать моя стоит в центре комнаты, а вокруг неё размещены зажжённые свечки.
Я попытался встать с , но, к удивлению, нашел, что руки и ноги мои привязаны к кровати.
- А, вот и ты, миленький, пробудился?
!
– неожиданно услышал я знакомый глас, и обернулся.
От такого, что я увидел, мне стало так страшно, что я чуток не потускнел понимание.
У окна стояла Катя, а вблизи с ней посиживала на стуле сплетенная Алёна!
Она была полностью обнаженная, и всё ее тело имело кровоподтёки и ссадины.
- А я не на долго отлучалась, ну, чтобы встретить , твою любимую жёнушку.
Ну, ничего, ничего.
Сейчас, когда вся семья в сборе, можно и побеседовать, да, приятный?
!
– и она медлительно подошла ко мне.
Лишь в данный момент я увидел в ее руках огромный охотничий ножик.
– А ты задумывался, что я, вот так, за не больна живёшь, отступлюсь от тебя, а?
Ты задумывался, что я дозволю кому-то блаженство наше повредить, да, приятный?
Но сейчас всё, сейчас пришёл и наш час!
Я так как время напрасно не теряла.
Я всё узнала.
Всё, в книге той прописано.
А хочешь знать, про что книжка то, а?
Так, всё про также, про любовь, и как что достигнуть , в случае если кто препятствует!
Итак Вот.
Там чёрным по белоснежному пишут, что чтобы, чтобы соединились не столько сердца, а и души, нужна для ритуала кровь первой степени родства и младенца непорочного!
А у нас, как разов все на месте.
И сестрица Алёнушка, - и она погладила по голове Елену, - и братец Иванушка!
– и она прижалась ухом к жиу сестры.
Елена, дёргаясь всем телом, пробовала развязаться, но верёвки были выносливые, как и тряпка, всунутая ей в рот кляпом.
Вены на ее шейке и лбу вздулись от напряжения, а глаза расширились от кошмара.
И тут… Из раны в животике, проделанной ужастным лезвием ножика, брызнула во все стороны кровь.
Я ощутил, что теряю понимание, проваливаясь куда –то… Очнулся я от , что кто-то рисовал какие-то знаки на моём теле.
Это была Катя.
- Ну что, пробудился, мой неплохой?
Вот и чудненько!
А я здесь, пока ты отдыхал, всё уже приготовила для нас, ну обряда, означает.
Ио ты пока отдыхай, а я быстренько сбегаю мамку на вокзале встречу.
А в данный момент так как скользко-то на улице, не ровён час, и поскользнуться можно, да под поезд и свалиться.
Вот беда- то, какая!
- и она выскочила из комнаты… Я взглянул на Алёну , и меня вырвало.
Она посиживала уже мёртвая на стуле, держа в кровавых руках мёртвое тельце нашего ребёнка, от которого шла пуповина в раскрытый в жутком кровавом оскале живот… Я стал лихорадочно дёргать всем телом , стараясь стать свободной от пут, но чрезмерно сильно качнувшись, свалился на пол, сообща с пружинным матрасом кровати.
Падая, я задел некоторое количество свеч, пылающих на полу, от пламени коих зажглись и простыня с одеялом…Так я лежал беспомощно следя, как языки пламени подкатываются всё ближе, и ближе ко мне.
И это приближалась погибель, коию я и сам ожидал с нетерпением и надеждой.
Надеждой на избавление и искупление… А далее вы и сами понимаете.
Меня выручили.
Как произнёс доктор: « Случилось волшебство!
» Но умолял ли я его, или же самого Господа об этом чуде, а?
Кому я сейчас нужен, слепой калека?
Да я сам себе не нужен!
- Мне, мне вы потребуются!
– неожиданно произнесла медсестра, снимая с Сергея одеяло.
– Я заменю вам всё, и буду для вас всем!
– продолжала Елена Викторовна, снимая с себя халатик, и ложась лицом к члену Сергея.
– Я, я, я, и я!
Я тебя, миленький ни кому не отдам.
Я каждую твою многострадальную клетку покрою поцелуями и нежностью!
– и она стала облизывать его член, который проворно поднимался.
- Вот видишь, как отлично!
Так Как тебе отлично?
!
А в данный момент мы познакомим его с моей непрезентабельной девченкой, которая столько лет ожидала его.
– и она , бережно залезая, села на член Сергея.
Вдруг же , как будто лихая наездница, стала прыгать на нём… Сергей, закрыв глаза и сжав зубы, мог помочь мед сестре, двигая тазом.
И , Елена Викторовна, издав безмятежный стон, неожиданно свалилась на него.
« Скорее Всего, у неё таковой бурный оргазм.
»- поразмыслил Сергей и, обняв ее , стал разглаживать по спине.
Дама лежала тихо, как будто заснула.
Неожиданно его рука наскочила на -то, что торчало из ее спины напрямик в центре.
Колебаний не было, это была рукоятка ножика!
Сергей испуганно дёрнулся, и тело мед сестры свалилось на пол.
Проворно поднявшись, он сел на кровати, выставив перед собой руки, как будто расчитывая защититься от невидимого зла, имя коему – Катя!
Неожиданно его руки ощутили «ЕЁ» грудь!
- Ты не меня ищешь, а, приятный?
!
– услышал он знакомый глас.
– Какой же ты забавной и беззащитный!
Стоило мне на часок отлучиться, итак вот что с тобой приключилось.
Но более я тебя 1-го не оставлю, хватит!
Тем Паче, что к тебе незамедлительно начинают липнуть шлюхи различные, как мухи на говно.
– и она пнула ногой тело мед сестры.
- Оставь меня, пожалуйста!
- Отлично, отлично, приятный!
Вот закончим наше дело, и я уйду…наверное уйду.
– и она стала залезать на него.
Сергей попытался противиться, но ощутил прохладное лезвие скальпеля у глаза.
- Ну, что ты, что ты, приятный!
А противиться, как разов и не нужно.
Или Же ты не любишь свою Катеньку?
А может, ты хочешь заявить, что она тебе не нравится, а?
И нравятся тебе такие шлюхи?
!
- Мне ни кто не нравится, так как я калека, слепой калека!
Оставь меня, ну пожалуйста, оставь!
– и он зарыдал.
- Ничего себе!
Даже и не задумывалась, слепые имеют все шансы хныкать.
- Хныкать имеют все шансы все, тем более когда больно!
- Больно?
Тебе больно, приятный?
!
Но разве это боль?
Вот, если б я захотела вынуть твои глазки, на память о тебе, а?
!
Так Как всё точно также они тебе не потребуются и бесполезны, правда, приятный?
!
- Нет, прошу тебя!
Я всё сделаю, как ты захочешь!
- Вот и отлично, вот и чудненько, приятный!
– произнесла она, поглаживая его член, который ни как не хотел подниматься.
Тогда Катя стала его сосать, что возымело итог, и член встал…Убедившись в его боеготовности, Катя не спеша стала пристраиваться сверху на нём.
Когда ей это удалось, женщина медлительно села, поглощая его собственной вагиной.
В какую –то секунду она вздрогнула, и тихо вскрикнула, после этого , учащённо дыша, стала яростно скакать на нём… Сергей не мог помочь ей.
Он, безразлично ожидая конца, лежал на кровати, смотря слепыми очами в потолок.
Неожиданно его левая рука ощутила что –то на одеяле.
Колебаний не ло – это скальпель!
Сжав его в кулаке, Сергей закрыл глаза.
Волна ненависти накрыла его.
И, гулко закричав, он резанул со всей силы чёрное место перед собой, как разов в тот момент, когда Катя, в момент оргазма, наклонилась к нему… Вот так и испытала эта несчастная девченка, буквально в одну секунду, 2 оргазма, жизни и смерти… июль 2005 …………………………………….

Похожие новости

Комментариев 0