Как я лишил себя сказки...


Я именовал ее Ариэль…
Она была той частью моей души, коию не мог занять никто…
Она… Великолепная по утрам, вставая с кровати, великолепная, в моих объятиях…
Придирчиво посмотрит на себя в зеркало, на своё расчудесное, ничтожное тело…
Она была великолепна, небольшая и презренная…
Пожалуй, я начну не поначалу, но вы возьмете в толк все по ходу моего рассказа…

Скрип старенькой двери принудил меня обернуться. Она стояла в дверях в собственном древнем фланелевом халатике и держала в руках пакет с резинками для волос…
Даже тогда я не взял в толк, отчего она притащила его с собой.
Она подошла ко мне и, взглянула великолепными очами, провела кончиками холодных пальцев по моему лицу, и попросила выключить свет, и я повиновался ей. Этот ребёнок… Она завораживала мой разум…
Сев на край стола она плавненько провела рукою по собственной единственной пуговице на халатике и вздохнула: Ах,…Мой член незамедлительно встал, наливаясь силой, и я взял в толк, что до кошмара хочу ее и, в случае если она не даст мне, то я точно ее изнасилую. Я застыл, сдерживая свою бунтующую плоть…
Видя, что я оцепенел, она встала и подошла ко мне. Опустив свою руку на мои джинсы, она стала медлительно расстегивать ширинку моих штанов и, поласкав языком мою мочку, прикоснулась кончиком языка к моим губам, как будто заигрывая с добычей. Она продолжала делать это, как будто не зная, что последует, потом… Она сама как будто бы напрашивалась, напрашивалась на опасность.Улыбнувшись - мы стояли возле окна, и я видел часть ее лица - она раскрыла халатик и положила мою руку на свою грудь, грудь была совершенна с не очень большим родимым пятном и тёплая.
Вдруг я взорвался.
Я схватил мою небольшую девченку за ягодицы.
Ойкнув от нежданности, она обхватила мою шейку хрупкими, нежными руками с ледяными пальчиками.
Я кинулся к столу, держа ее на руках.
Резким движением я сбросил со стола свои бумаги.
Тетради, листы и планшетки планировали, летели и падали на пол.
Я проворно опрокинул малышку на стол, жадно целуя её, проникая языком в ее рот глубоко, упиваясь ее незапятнанным, невинным телом.
Она неумело повторяла мне.
Я более не мог вытерпеть.
Я резко потянул в стороны и пуговица, которая каким-то чудом успела застегнуться, со свистом кинулась вон и груди выпали.

Я задрал подол халата и ощутил ее нежные, гладкие ноги, беспокойно сновавшие по столу в нетерпении.
Я нащупал трусики, они были мокрыми, и с силой сорвал их с моей девченки.
Мокроватая материя с треском порвалась на куски.
Проворно стянув с себя джинсы и трусы, я резко схватил её за ноги и с силой притянул к себе.
Я раздвинул ее ноги, и прилег на неё, она обвила меня ногами.
Я послюнявил палец, и нащупал ее влагалище,… Оно было мокрое, горячее и сильно набухло от возбуждения.
Я стал провоцировать ее раскалённый клитор пальцем.
Она застонала и выгнулась.
Я доставлял ей неземное наслаждение, ей было отлично, она много кончила на мои пальцы вязкой, теплой и резко пахнущей жижей.
В этот момент я взял в толк, что она готова и схватил ее мокрые, облитые спермой ляжки и посильнее раздвинул ее дрожащие в возбуждении ножки.
Я взял в толк, что она ни разу не была с мужчиной.
…Наклонившись к ее лицу, я шепнул: «Потерпи, в данный момент ты почувствуешь незначительно боли.
В Случае Если ты хочешь получить наслаждение и доставить его мне, то ты потерпишь… абсолютно чуток-чуть…» и начал гипнотизировать член.
Он входил тяжело, не смотря на богатство смазки и, по-видимому, больно тёр стены ее девственного влагалища.
Я уже наткнулся на преграду.
Она заорала, что ей больно, и чтобы я отпустил ее, но я прочно схватил ее руки и придавил ее к столу.
Она вырывалась, но я был силён, и она не могла ничего поделать, а лишь ощущала движение моего очень большого члена изнутри ее влагалища.
Я нащупал девственную плеву и с силой резко разорвал ее.
Моя малютка выгнулась и сильно завизжала от боли.
Слёзы текли из-за ее зажмуренных век.
«Боже!
Мне больно!
Больно!
Пожалуйста, хватит!
Умоляю!
!
!
Жжёт!
!
!
Там изнутри всё жжёт!
!
!
Отпусти, я не хочу!
!
!
» Но меня было уже не приостановить, так как она сама завела меня своим телом и взорами, и я хотел только 1-го – с силой поиметь мою небольшую подружку, и я интенсивно шевелился изнутри её ласкового, небольшого тельца, я просто мог разорвать ее саму своим гигантским устройством, так она была хрупка.
Я нагнулся к ее лицу, все еще прочно прижимая ее хрупкие запястья к собственному рабочему столу, и прилег на неё, на ее тёплые груди и мокрый живот… «Терпи,… вытерпи, моя маленькая…» - шептал я.
Я целовал ее лицо, облитое слезами, облизывал языком ее губки.
Я лежал на ней, не выходя из ее тела, давая ей привыкнуть к моему немалому достоинству.
Ее влагалище было совсем узенькое и пульсировало, пульсировало, сокращаясь, или от бо, или от проникания.
Мне это нравилось… Мне нравилось ощущать власть над ней, над её телом, которое принадлежало в данный момент шь мне.
Я отдавал себе отчет, что ей совсем больно чувствовать в себе это.
Мы лежали в абсолютной темноте, и она уже не орала, только тихо всхлипывала, вздрагивала и тихо шептала «больно…», моя девченка не могла ничего поделать, она была в моей власти и она вытерпела боль… Я начал молчком двигать своим членом в ее лоно, и ощутил, что она расслабилась и начинает чувствовать наслаждение, которое приносит ей мой огромный друг.
Она стала тихо постанывать и крутить тазом, запрокинув головку.
Я встал и, властно держа её за ноги, гипнотизировать и выводить член из её влагалища, которое истекало соками плоти…
Я начал проворно иметь мою небольшую подружку.
Здесь она начала стонать громче и схватилась нежными пальчиками за края стола ио побелели костяшки ее пальцев.
Закусив губу и зажмурив глаза, она сжимала и разжимала ягодицы.
1-ый оргазм был близок.
Она стонала все громче пока на губе, коию она закусила, не выступили капельки крови.
И я не остановился, только добавит силы и ходу.
Бережно взяв свои яичка, я втиснул и их в ее кровоточащую киску.
Малышка удивительно выгнулась и завизжала от оргазмов, какие она испытывала один за иным.
Они поглотили ее жаркой волной душноватого кайфа, которого она не испытывала никогда…….
Она стала совсем проворно кончать.
На мой член выливались литры пахнущей, склизкой смазки из ее тела.
Тем временем кончал и я.
Я проба и пустил сильнейшую, горячую струю спермы изнутри моей малышки.
Сперма ударяла массивным потоком в её матку и вытекала наружу.
Но возбужденная киска глотала ее, я вытащил член, поняв, моя девченка уже практически в обмороке от оргазмов, острой боли и пережитого…
Я снял обессиленную крошку со стола.
Ее ягодица с чмоканьем отделились от разлитой на столе лужи ее выделений, моей спермы и крови от ее девственной плевы.
Она обвисла на мне, практически в бессознанке, но я решил дожать ее до конца.
Я положил ее на пол и согнул ее ноги в коленях, а сам припал языком к ее истекающей писе.
Я сосал её соки, я щекотал языком ее красноватый, набухший клитор, нежил губками и тёплым мокроватым языком ее влагалище и клитор, засовывал язык далековато так, как мог достать, при всем при этом она слабо вскрикивала и дрожала.
Влагалище отзывалось на мои ласки мокроватым чмоканьем, какими-то желтыми выделениями и запахом плоти моей красотки, раздвинув половые губки, я вновь стал, засовывал язык в её раздроченную писю и ласкал, ласкал мою подругу.
Она кончала и кончала.
Я глотал ее соки.
Окончив функцию, я поставил зайку на колени и сунул ей в рот.
Моя кроха не взяла в толк, что обязана делать.
Я произнёс «Соси его, ласкай.
… Но делай все лаского.
… Представь, что это чупа - чупс…» И она начала сосать и облизывать мой член.
Она делала это очень виртуозно для девственницы и когда она задела головку, я был уже в экстазе и, просунув член ей в глотку, много кончил в рот моей малышке.
«Проглоти, не бойся» Она проглотила.
С ее губ стекала клейкая, склизкая, белоснежная сперма.
В Завершении я еще разов проверил членом ее лоно и, подняв ее на руки, понёс в душ.
Когда я намыливал ее, я увидел, что по ее ножкам струится смешанная со спермой кровь.

Она заснула на моих руках, и я отнес её в спальню.
Она спала, тревожно сопя в темноте, время от времени вскрикивая во сне, а я лежал вблизи и задумывался, что вблизи лежит не моя теплая прошедшая малышка, а дама.
…Сегодня я сам сделал это: я лишил девственности мою 14-летнюю великолепную девчушку,… Что Все-таки я наделал?
!
Я лишил себя сказки, сам лишил себя единственного богатства…





Похожие новости:
  • У неё дома (часть 2)
  • Семейные дела
  • Наташа и её дочка
  • Нина
  • Семейные дела


  • Друзья сайта
    пусто   
    пусто