Мария. Глава 3. Проводница.


Казалось, что время остановилось, и поезд никуда не ехал, и никто не мог им помешать наслаждаться друг другом. Галя лаского припала поцелуем к ее губам, Мария отвечая на поцелуй, гладила через кофточку грудь спутницы, а та продолжала мять и поглаживать через трусы ее волосатый треугольник. Возбуждение наращивается с каждым движением ласковых рук и ласковых губ, и вот уже Мария, прервав бесконечный поцелуй, начинает глубоко дышать, ее ноги раздвинуты, но узенькая юбка не даёт пальцам ее подруги пробраться вглубь, судорожным движением, она расстёгивает оставшиеся пуговицы, колени свободны от оков и… дверь в их купе без стука раскрывается...

Мария.

Глава 3.Проводница.


Позже были слова благодарности, платонические прикосновения и прощальные поцелуи.
Ребята направились в часть, до коей нужно было ещё добраться, а Мария, еле передвигая ноги, пошла в душ, давая себе клятву, что до завтрашнего поезда не пойдёт никуда, будет спать, лакомиться остатками с торжественного стола и снова спать, спать, спать.
Так она и сделала чуток не проспав на вокзал, где ее ожидал с цветами Виталий.
Ее дорожная сумка стала значительно легче, в следствии этого они не отправь ранее времени в купе, а стояли на перроне.

- Серёжка обещал проводить тебя также, но его не отпустили, произнёс Виталий.

- Не беда, передашь ему мой привет и этот поцелуй, мама поцеловала отпрыска в уголок губ.

- Мать, даже не знаю как тебе заявить, я огромное колличесво задумывался крайние день, но это было так здорово, что я …, ну как говориться не жалей ни о чём.
Я по-прежнему тебя совсем почитаю и люблю, как мама и как даму, чудесную даму!

- Спасибо, сынок.
Ты и твой друг отдали мне возможность возобновил ощутить себя юный и желанной, как как будто Вы вернули меня при помощи машинки времени на 20 годов назад.
Я лишь в данный момент взяла в толк, как мне этого не хватало!

Они лаского и с благодарностью взглянули в глаза друг другу.

- А сейчас Виталий, пожалуйста, возьми мою сумку в руки, по другому все на этом перроне увидят, что твоя «машина времени» возобновил готова к делу.

Мужчина проследил за смешливым взором мамы и лишь здесь вспомнил про собственного дружка, который поднял голову и сильно выпирал в просторных солдатских галифе.

В этот момент к ним подбежал запыхавшийся Сергей, он поцеловал Марию в щёку, протянул ей букет «клумбовых» цветов и выпалил:
- ротного еле уломал на час отпустить…
На перроне началось движение жителей нашей планеты, которое обыкновенно предшествует отходу поезда.
Ещё разов поцеловавшись с ребятами, Мария подала билет проводнице и прошла в вагон, бросила сумку на нижнюю полку купе и вышла в коридор, чтобы помахать ребятам из окна.
Поезд плавненько тронулся, и бойцы отправь вслед за ним, говоря ей что-то и прощально вскинув руки, она отвечала им этим же.
Совсем проворно завершился перрон, крайние ухмылки, взмах руки и вокзал сообща с ребятами остался сзади, а спереди, в последствии недолгой дороги, Марию ожидала неизвестность.

Как она расскат обо всём Николаю?
Надо ли об этом ему говорить?
Как они будут жить, когда отпрыск вернётся из армии?
Сумеют ли они вообщем жить дружно?
Эти невесёлые мысли медлительно проплывали в ее сознании, а за окном поезда проносились поля и рощицы уже пригородного вида.
Из размышлений ее вывел грудной глас проводницы:
- дама, Вы бы прошли в купе, Вас здесь в проходе затолкают.

Мария взглянула на неё, это была та самая проводница, коей она дала собственный билет.
Вполне Вероятно, она была ровесницей Марии, тёмноволосая и кареглазая, чуток ниже ее ростом, родом, скорее всего, с юга Российской Федерации.

- Да, да, ответила Мария, вошла в своё купе и обвела взором соседей.

Грязного вида дама с 2-мя неспокойными детками, обширных размеров мужчина, который, разложив пищу на столе, уже что-то ел, ещё кто-то устраивался на верхней полке.
Ночь будет бессонной, констатировала про себя Мария.
Она обернулась, чтобы закрыть дверь купе и встретилась взором с проводницей.
Та ещё стояла в коридоре и внезапно спросила Марию:
- Вам так как с утра уже выходить?
Желаете ко мне в купе?

Не растерявшись от таковой заботы, Мария, и все же, кивнула и, взяв свою сумку, отправилась вслед за проводницей в коц вагона.
Скучновато ей, скорее всего, одной, поразмыслила дама, проходя в тесную келью проводницы.
Тут практически всё было как в купе для пассажиров, лишь поменьше: небольшой столик у окна, одна полновесная нижняя полка справа, на иной полке можно было лишь посиживать, весь левый угол занимал какой-то агрегат, внизу печка, вверху какие-то шкафы.
Заметив, что ее гостья не разу не ездила в купе для проводников, хозяйка проговорила:
- Да Вы не волнуйтесь, мне ночкой спать практически не приходиться, а Вы тут поспите, произнесла проводница, указывая на единственное спальное место.

- Давайте знакомиться, меня зовут Галя, она по-мужски протянула Марии руку.

- Совсем приятно – Мария.
Спасибо Вам огромное, за приглашение, а то ехать с таковыми соседями…
- Вот и отлично!
А Вас в Н-ске отпрыск провожал?

- Да, отпрыск с другом, они в одной части служат, подтвердила Мария, выкладывая из сумки на стол нехитрую пищу жд путника.

- Я так и подумала… Ну, Вы устраивайтесь, а я побежала – в данный момент самая работа, постельное бельё, чай, билеты.
.
.

Мария кивнула и села за стол к окну, за коим всё еще пробегали нехитрые сельские виды, леса и поля.
До позднего вечера Галя приходила, уходила, кто-то приходил к ней, что-то умоляли, а Мария читала у окна.
Есть ей пока не хотелось, к тому же спутнцу нужно было дождаться, чтобы не ужинать в одиночестве.
В Конце Концов Галина присела отдохнуть.

- Давайте чай пить, предложила она.

- С наслаждением, согласилась Мария.

Галя достала заварочный чайник и начала насыпать в него содержимое различных душистых пакетов, из 1-го – щепотку, из другого – чайную ложку, из третьего – один стебелёк.

- Это степной чай, объяснила она, заметив любознательный взор Марии.
Тут и травки, и специи, и чай, естесственно.

Залив всё это кипяточком из агрегата в углу купе, она поставила чайник на стол и накрыла его вафельным чистым полотенцем – пусть преет.
Сама села к столу и уже не торопясь начала говорить о себе: откуда родом, про взрослую уже дочь, которая обучается в техникуме, о муже-пьянице, о родителях, коим также нужно помогать, о работе, которая не оставляет ни минутки на личную жизнь.

Чай разлили в гранёные стаканы в подстаканниках и принялись за ужин.
Снова начали притащиться пассажиры с вопросцами и жалобами.
Галина разъясняла, порой выходила в вагон, но проворно ворачивалась, и они продолжали чаепитие.
Мария освоилась, неторопливая разговор и пища согрели и урезонили ее, она помаленьку проникалась к собственной спутнице доверием, которое мы иногда испытываем к абсолютно незнакомым людям.
В купе было совсем тепло, к тому же горячй чай делал своё дело, Мария решила раздеться.

Она одела в дорогу короткую юбку на пуговицах и свитер с высочайшим воротом, вот его-то и нужно было снять.
Оставшись в кофточке, она ощутила себя комфортнее.
Галина очередной разов вышла в коридор и возвратилась с каким-то баулом:
- каждый разов зарекаюсь не возить эти сумки, но так как какие никакие, а средства за это платят, как отрешиться?

В Последствии неких размышлений она закинула баул на своё сиденье – тяжёлый совсем, а через две станции его отдавать нужно, пусть тут полежит.
Мария подвинулась к окну, и они уселись вблизи перед столом.
Их неторопливая разговор длилась, дамы перешли на «ты» и сейчас Мария говорила о себе.
Галя заварила ещё чаю, достала конфеты и печенье, Мария ощутила себя как дома в столовой со собственной подругой.
Из-за тесноты Галя брала пищу со стола левой рукою, при всем при этом грудью задевая плечо Марии.
Это было абсолютно нормально, как в переполненном вагоне метро или же автобусе, но через некое время Мария поразмыслила: «какая милая у неё грудь, отчего она носит этот дурной мужской китель?
».

Как как будто прочитав ее мысли, Галя встала и скинув китель, повесила его на плечики и водрузила над противоположной полкой.
Оставшись в форменной юбке и белой кофточке она снова присела за стол оперевшись при рукою на бедро Марии и произнесла:
- а отпрыск у тебя неплох, просто красавчик – мужчина!
И посмотрев напрямик в глаза Марии произнесла:
- у тебя с ним… Он тебя…
Непонятно отчего, но Мария медлительно, не отведя глаз ответила:
- да, в гостинице… Виталий был так нежен, ты себе не представляешь!
Я не могла ему отказать.

- Могу.
Я знаю, как ребёнок наверное нежен с мамой.
Леночка, моя дочь, и я…, когда благоверный начал пить, мы уходили ночевать к родителям, спали в одной постели и я, чтобы утихомирить, ласкала её… повсеместно, а скоро и она начала отвечать мне …
С этими словами Галя положила свою ладонь на бедро Марии и посмотрела на попутчицу.
Мария представила себе обнажённые тела страстной дамы и девченки ребенка, переплетённые в едином порыве, в желании ближе, утихомирить близкого а, доставить ему наслаждение.
От этого видения ее бросило в жар, она и не задумывалась, что мысли о близких отношениях меж дамами имеют все шансы ее так взбудоражить, так как это противоестественно, но, скорее всего, менее, чем близость с отпрыском, здесь же поразмыслила она.
А ее девичьи исследования собственного тела?
Так Как и тогда, лаская себя, она ласкала даму.
Мария положила свою руку на ладонь спутницы, лежащей на ее бедре и спросила:
- как ты додумалась о нас с отпрыском?

- И не столько с отпрыском, коварно улыбнулась проводница.
Не запамятовай, что я сотки разов видела, как прощаются жители нашей планеты перед поездом.
По их жестам, взорам и прикосновениям можно просто квалифицировать, кто кому и кем приходится не «по паспорту», но и «по жизни».

- Да, Сергей также был с нами в гостинице…
Мария признавалась абсолютно незнакомой даме, в собственных смертных грехах и от этого становясь ближе к ней, понимая, что эта близость их жизненных ситуаций, может вырасти в иную близость.
Она взяла в толк, что желает этого, как бы это не именовалось, невзирая на то, что они в поезде, что в их купе каждый день заходят жители нашей планеты, всё это лишь разжигало в ней огонь страсти.
Не отрывая взора от тёмных глаз проводницы, она расстегнула правой рукою 3 верхних пуговицы на собственной юбке и направила руку Гали под свою одежду.

Казалось, что время остановилось, и поезд никуда не ехал, и никто не мог им помешать наслаждаться друг другом.
Галя лаского припала поцелуем к ее губам, Мария отвечая на поцелуй, гладила через кофточку грудь спутницы, а та продолжала мять и поглаживать через трусы ее волосатый треугольник.
Возбуждение наращивается с каждым движением ласковых рук и ласковых губ, и вот уже Мария, прервав бесконечный поцелуй, начинает глубоко дышать, ее ноги раздвинуты, но узенькая юбка не даёт пальцам ее подруги пробраться вглубь, судорожным движением, она расстёгивает оставшиеся пуговицы, колени свободны от оков и… дверь в их купе без стука раскрывается.

Мужчина средних лет произносит с порога:
- извините, я хотел узнать…
Он умолкает на полуслове, его взор останавливается на руке проводницы, которая лежит меж обнажённых ног ее спутницы.
Невзирая на полумрак, он замечает возбуждение в очах дам и некий хаос в причёсках.

- Может Показаться На Первый Взгляд я не впору, извините.

Мужчина быстро выходит, уже в дверях кидает стремительный взор на ноги Марии и закрывает за собой дверь.

Купе освещено сверху голубым ночником, свет от него слабее, чем от сигнальных ламп накаливания на агрегате в углу, в следствии этого Мария лучше видит свои расставленные под столом ноги в сверкающих чулках, ладонь, по прежнему лежащую на ее промежности, чем лицо Галины.

- Посиди, я в данный момент приду, шепчет ей Галя и, поцеловав Марию в шейку, выходит из купе.

Отчего я даже не сделала пробы прикрыться, когда он вошёл?
А отчего я вообщем тут, отчего не уйти в своё купе?
Наверное так и сделать, пока не возвратилась Галя?
При мысли об данной даме, о ее руках и груди, тёплая волна разливается по телу Марии, она встаёт из-за стола и, проведя пальцами меж ног, очущает на их воду.
Я хочу эту даму, соображает она и запустив обе руки под юбку снимает свои намокшие трусики, чулки и юбка остаются на ней.

Что так поменялось во мне за некоторое количество дней, спрашивает она себя снова сидя за столом.
Перед ее мысленным взглядом встаёт недавняя картина: она посиживает на гостиничном диванчике, из одежды на ней лишь чулки, из ее пизды вытекает сперма, она держит руки на членах молоденьких жителей нашей планеты, сидячих с ней бок о бок.
Картина добродетельная порножурналов твёрдой направленности.
А крайняя сцена в этом купе?
А так как ещё недельку она не дозволила супругу включить свет в последствии близости в их спальне.

Череду этих вопросцев прерывает вошедшая Галя:
- А вот и я!
Всех урезонила, всё поведала, думаю, мы можем по одни.

С этими словами она закрыла дверь на замок, подошла к Марии и взяв ее за руку вывела из-за стола.
Та положила руки на плечи подруги и уткнулась лицом ей в шейку.
Галя не торопясь, начала расстёгивать пуговки на кофточке Марии, после чего крючки бюстгальтера и сбросив с неё, в конце концов, эту одежду припала губками к левому соску.
Мария охнула и прижалась к Гале всем телом, подставляя ей то одну, то другую грудь для поцелуев, сама, каждый день целуя подруге ушки, шейку и обнимая ее за плечи.
Она и не ждала, что дамские ласки так различаются от мужских, они тоньше, нежнее и вначале ориентированы на наслаждение партнёрши.

Продолжая целовать груди Марии, Галя расстегнула последнюю пуговицу на ее юбке, которая свалилась к их ногам.
Стоя среди купе, Мария оказалась абсолютно обнаженной, сверкающие чулки лишь подчёркивали ее наготу.
Продолжая плутать руками по её телу, Галина сначала усадила, а после чего уложила Марию на полку и не давая подруге опомниться начала целовать её меж ног.
Мария вцепилась руками за стол и какую-то ручку у себя над головой, раскинула ноги в данной тесноте как можно шире, и уже не сдерживая себя, причитала и охала от наслаждения.
Внезапно Галя оставила подругу, метнулась к своим сумкам вдруг же возвратилась с длинноватым и незначительно кривым огурцом.
Вытерев его чистым полотенцем и облизав, Галина начала не проворно, но вовсе гипнотизировать овощ в разгоряченное влагалище Марии.
Помаленьку увеличивая амплитуду движений, Галина следила за выражением лица собственной любовницы, но та лежала с закрытыми очами и прикушенной нижней губой и молчала.
Через минутку Галя остановилась и спросила:
- что-то не так?

- он таковой прохладный и потом…, ты лишь не обижайся, но мне нужен мужчина.
.
.

- это пусть огурец дуется, а я тебе наслаждение сейчас по всякому доставлю.
Приглянулась ты мне, посерьезнев, произнесла Галина.
Она поднялась с колен, поправила прическу, одернула юбку и вышла из купе.

Оставшись в купе одна, Мария прилегла на бок, лицом к стене.
Темная граница чулок оттеняла молочный зад в полумраке ограниченного места и всякий вошедший сюда не сумел бы отвести взора от настолько аппетитной части её тела.
Лишь предположительно бы он этот самый «любой» пришел, задумывалась Мария.
Удивительно, но ей никак не было неудобно за то, что она выступала в данный момент в роли обыкновенной поездной простики, у нее даже был сутенер – проводница.
Какая же я путана, в случае если не беру средств, продолжала мысленно оправдываться Мария.
А наверное, Галина берет средства, где-то там договариваясь с мужчиной?
Ну и пусть берет, пусть она продаст её первому встречному, пусть даже их будет некоторое количество.
.
.
Но лишь чтобы они сумели утолить её жажду своими выносливыми юными членами, она сделает все, чтобы им было отлично и дозволит им делать с собой все, что они захочут.
Как я хочу, чтобы меня выебли!

В этот момент, дверь открылась, и в купе вошли двое – Галина и тот самый мужичок, зашедший к ним накануне без стука.
Глаза его моментально сфокусировались на округлостях обнаженной попки, лежащей перед ним нщины и он, выставив вперед руки, как зомби, двинулся вперед.
Лежа с закрытыми очами, Мария не могла знать, кого ей привели, да это было и не к чему.
Вот, уже чьи-то руки гладят её по ногам и попе, вот они переходят на поясницу и животик, а вот уже мнут её правую грудь.
В это время Мария чувствует прикосновение к собственному заду твердого, продолговатого предмета, но контакт этот не абсолютный – через брючную ткань, что все-таки он медлит?
Неули почему-то, что я готова на все, так как я специально так выставила пятую точку, моя пизда доступна и дожидается!

Но жаждущее тело женщины продолжают ублажать лишь руки мужчины.
Почему-то отчего, но он даже не делает пробы снять или же хотя бы расстегнуть штаны.
На содействие приходит проводница, она снова на коленях, но сейчас её руки заняты членом мужчины – освободив его из ширинки, Галя начинает энергично мять и облизывать мужское достоинство, сдвигает кожу с головки, массирует яичка, но это не дает особенных результатов – немаленький член гостя остается в полувозбужденном состоянии.
Ну, уж нет!
Я тебя заведу, ты её трахнешь, и сделаешь это немедленно!
Не выпуская члена з левой руки, Галя вскакивает с пола и правой рукою вовсе наклоняет мужчины к Марии, он начинает целовать голое бедро дамы и внезапно соображает, что его анус начинают ублажать через штаны.

Изменение размеров мужского орудия показало Галине, что она на правильном пути.
Не давая опомниться, она проворно расстегивает и стаскивает с мужчины штаны с трусами и вовсе, 2-мя руками принимается за его пятую точку.
В полумраке купе раздается мужской вздох и незамедлительно вслед за ним дамский, Мария получила, в конце концов, то, что так долго ожидала – член солидный размеров просто вошел в нее и замерев на секунду начал мерно двигаться.
Галина, стоя сзади раскачивающегося мужчины, содомировала его анус указательным пальцем.
Невзирая на то, что она никогда ранее не делала этого, выходило у нее сносно и даже приносило некое ублажение.

В памяти всплыли виденные когда-то цветные картинки, на коих дама в больших сапогах, с черным фаллоимитатором пристегнутым ремнями к лобку, стояла вблизи с женщиной, руки коей были привязаны к полу, но ног в коленях она не сгибала, в следствии этого зад её высоко и призывно реял.
На другом рисунке обнаженный мужчина был привязан лицом вниз за руки и ноги к выполненной из дерева скамье, а в его анус уже наполовину вошел темный резиновый член, и это очевидно доставляло даме массу наслаждения.
А что, поразмыслила Галина, обязаны и мужчины посетить в нашей шкуре!
Эта мысль добавила ей пылу и палец начал двигаться в мужском анусе значительно активнее.

Мария к этому времени уже успела кончить дважды, но её стремление не проходило, оно становилось неиссякающим и уже не уменьшалось в последствии оргазмов.
Когда ночной гость со стоном излился в её вагину, Мария уже знала, что ей нужен еще кто-то.
И он, а точнее они, не принудили себя дожидаться – Галина привела в купе 2-ух студентов.
1-ый практически протаранил своим членом Марию, которая лежала, не меняя позы, а 2-ой шумно сопя, пробовал протиснуться меж столом и полкой, чтобы достать своим органом до рта дамы.
Было плотно и стыдно, но ребята совладали с этими трудностями.
Марию поставили на четвереньки, и она здесь же проглотила член паренька усевшегося в изголовье полки с обширно раздвинутыми коленями, а 2-ой студент с наслаждением пристроился сзаду дамы.

Сколько разов ребята изменялись местами, Мария не помнила, она впала в какое-то зае, продолжая при всем при этом собственный нелегкий, но таковой сладостный труд.
Позже был еще кто-то, но его (или же их?
) она уже не принимала, ею использовали как резиновой куколкой.

Пробудилась Мария от тишины, поезд никуда не ехал, пассажиров в вагоне не было слышно.
Укутавшись в простыню, она поднялась и взглянула в окно, это был её город, конечная станция.
По ногам потекло, голова кружилась от усталости, но при ощущалась какая-то необычайная легкость во всем теле!
Вошла Галина, чмокнула в щеку и поторопила:
- собирайся, состав отгонят в депо.
Сама до дома доберешься?

- доберусь, ты себе представить не можешь, как мне отлично!

Мария не стала находить свое белье, не торопясь, оделась на обнаженное , собрала вещи и вышла на перрон.
Галина спешила, и поцеловавшись на прощанье, дамы расстались видимо навеки.
Родной город встретил утренней прохладой и тишью, в этот ранешний час на улицах не было никого.
Отказавшись от услуг таксистов, Мария направилась домой пешком, благо идти было неподалеку.

Она с легким сердечком решила обо всем поведать супругу и дочери, ну наверное не обо всем незамедлительно, но поведать.
Девичьей легкой походкой, с гордо поднятой головой и распущенными волосами, Мария направилась к собственному дому, навстречу собственной новой необыкновенной жизни.




Оглавление:

Глава 1.
Когда уехала мать.

Глава 2.
Долгожданная встреча.

Глава 3.
Проводница.

Глава 4.
Возвращение домой.

Глава 5.
Дневной гость.

Глава 6.
Общественная перегрузка.

Глава 7.
Пулька по пятницам.

Глава 8.
Ухажер
Глава 9.
Спящие предки
Глава 10.
«На побывку едет…»

Клавдия Петровна
г.
Мичуринск, 2001-2005г.

[email protected]
ru







Похожие новости:
  • Сашина мать
  • Похотливая мама
  • Сашина мать
  • Мария. Глава 2. Долгожданная встреча
  • Сашина мать


  • Друзья сайта
    пусто   
    пусто