Обитель Зла

Часть 1-ая


Я отлично помню день, когда поразмыслил об ЭТОМ в 1-ый разов. Я с матерью ездил в Крым на летние каникулы. Отец обязан был работать, а сестренка была в летнем лагере. Это было 2 года назад, мне тогда было 14. Мы ютились в недольшой квартирке неподалеку от пляжа, и спали на одной кровати. В то время я много мастурбировал, по наименьшей мере дважды в день, но случилось ио 3 дня подряд я был под непрерывным маминым надзором. У нас практически постоянно были на удивление неплохие дела.Мы много плавали и ныряли, гуляли в лесу, прогуливались на дискотеку, шутя боролись друг с другом- как говориться, мамино загорелое тело в её любимом зеленоватом купальнике, который на ней очень хорошо смотрелся и не прятал притом особо много, каждый день маячило перед очами и находилось в тесном контакте со мной.
Впрочем тогда я не смел даже поразмыслить о маме как об объекте сексапильных фантазий.
Как и у большинства остальных деток моего возраста, почтение к родителям было прочно вбито в мою молодую голову, и я скорее всего погиб бы от позора от одной мысли о сексе с матерью.



Впрочем в тот день все поменялось.
В Последствии целого дня, проведенного на пляже, мы направились на дискотеку.
Там, в романтичной атмосфере, мы плясали, обнявшись и прижавшись друг к другу.
Я неожиданно ощутил, на маме нет купальника, и что от её таза, чуть-чуть прижатого к моему, меня отделяет только некоторое количество микронов шелковой ткани.
Волна мощного возбуждения прошла через мое тело, напрягла мои седалищные мускулы и оставила непонятное, доселе неведомое чувство в животике.
Мой член чуть-чуть напрягся, и к счастью для меня не встал.
И Все Же, разум все еще понимал происходящего, и единственное, что я поразмыслил в этот момент- "естесственно на ней нет купальника, он же мокрый, и она его сняла".

После Чего мы возвратились домой и прилегли спать.
Мне смертельно захотелось мастурбировать- в конце- концов, 3 дня уже прошло, впрочем мать лежала в 2-ух сантиметрах от меня, и в то время я ничего так не боялся, как стыда быть найденным при мастурбации.
Приняв решение дотерпеть до рассвета и выдрочить всю мошонку сообща с яичками при первой же способности, я удалился в свои фантазии.

В моих мечтах я уже давным- издавна перетрахал всех собственных сверстниц, и сейчас изучил новый регион- дамы 20- тридцатилетнего возраста.
В этом было что-то запретное, и оттого совсем желанное.
Я вспомнил о шикарной даме лет двадцатипяти в сексапильном купальнике розового цвета, и другую девченку вблизи с ней, лет шестнадцати, с великолепно привлекательным лицом, загоревшей кожей и чуть-чуть проступающими молодыми грудями.
Мне здесь же пришел в голову новый сценарий.
Не знаю, в которых они были отношениях в действительности, впрочем в моей фантазии я представил себе их мамой и дочерью.
Я знакомлюсь с дочерью, мы отлично проводим время, и она подает мне сигналы про то, что я ей нравлюсь.
Я провожу с ней потрясающую ночь, трахая её во все дыры.
После Чего она расспрашивает меня о , как я отношусь к взрослым дамам, и получая положительный отзыв, говорит, что будет спать со мной и далее, но лишь при условии, что я буду еще удовлетворять её мама.
Сейчас мы занимались сексом втроем, я трахаю обеих дам с интенсивностью отбойного молотка, ни на секунду не теряя потенции (моя воображение- мои правила) и заставляя их орать от удовольствия.
Помаленьку мое возбуждение вышло на неодолимые ранее высоты.
Девушки интенсивно сношали друг дружку и меня пристегнутыми сексапильными игрушками, истомно стоная и приговаривая что-то наподобие "трахни меня мамочка, вытрахай из меня все", облизывалось все и вся, и это при том, что смесь спермы и влагалищной воды в обьеме минимум 2-ух л. была размазана по нам твоим.

Осознавая, что мастурбировать данной ночкой мне все-таки не удастся, я гигантским усилием воли прогнал из сознания затраханных до утраты сознания женщин.
Тем не , возбуждение осталось и препятствовало мне спать.
Лунный свет проникал через настежь открытое окно, и незначительно освещал маму, лежащую вблизи со мной.
Она лежала на спине, всецело обнаженная, видимо откинув во сне чрезмерно теплое одеяло.
Одна из её ног была согнута в колене и отодвинута, вследствие что моему взгляду было предоставлено чуть-чуть покрытое волосами влагалище, с очевидно выступающими крылышками половых губ.
Её груди прекрасно рассеивали лунный свет, и вся картина была просто потрясающая.
Я первый раз задумался про то, что никогда еще не видел больше сексапильной нщины, чем моя мать.
Ей было 30 3- она родила меня когда ей было всего девятнадцать.
Классное тело.
Не Очень Большие, но привлекательные груди, отлично гармонирующие с её тонким телом.
Прекрасное лицо, смачные губки, в какие охото впиться и никогда более не отпускать.
Привлекательные волосы мрачно-пшеничного цвета, потрясающие тонкие ноги.
Впрочем более всего меня возбуждали её чуть-чуть выступающие из влагалища половые губки.
За возможность поцеловать их я скорее всего дал бы все.

В моей психике шла война титанов.
Возбуждение, достигшее уровня помешательства, боролось с прочно вбитым ужасом перед инцес.
Возбуждение начало осиливать, и мои затраханные девушки возвратились в мое фантазия.
Двадцатипятилетняя блондинка с её шестнадцатилетней дочерью лежали справа и слева от меня, когда в комнату вошла моя мать, обнаженная и прекрасная, как богиня.
Не говоря ни слова, она уселась мне на лицо и склонилась к моему члену.
Я припал к её влагалищу, как араб, 3 дня бродивший по пустыне без воды, к бьющему ключу.
Мать интенсивно лизала мне член и яичка.
После Чего она развернулась ко мне лицом и принялась интенсивно меня целовать.
Я вошел в нее, а девченка вошла в нее сзаду фаллоимитатором, в то время как мать девченки уже кончала от одной только увиденной картины.
Мысль о мамином языке, интенсивно трущемся о мой личный, о моем члене, глубоко погружавшемся в её лоно, и о её великолепном теле, сильно прижатом к моему, вызвало у меня сильнейший оргазм в доселе прожитой жизни.
Сперма выстрелила из меня, как из пожарной машинки, обляпав стенку у меня над головой.

Наутро я ощущал себя страшно.
Чувство вины, смешанное с осознанием такого, какой же я извращенец на самом-то деле, одолевали меня.
Я взял в толк, что моя жизнь поменялась навеки.
Единственное, что мне сейчас хотелось- это маму.
За одну ночь с ней я был бы готов умереть.
Общаться с ней и имитировать неплохое настроение стало несносным.
Когда мы шли на пляж, держась за руки, единственными моими мыслями были- с каким счастьем я облизал бы её пальчики на данной руке, и как бы не дозволить члену встать по наименьшей мере до тех пор, пока мы не доберемся до воды.
Когда она одевала собственный зеленоватый купальник, я постарался не размышлять об этом- этот злополучный купальник возбуждал меня более всего.
Один разов я похитил его, когда мать собралась его стирать.
Пока она развешивала белье, озабоченно просматривая его в поисках его нижней части, я устроился с ним на постели.
Он все еще пах ею.
Я схватил его губками, начал водить по нему языком.
После Чего я задвигал тазом, натирая член о постель.
Яростно облизывая и обцеловывая купальник, представляя себе, что он все еще на маме, я получил интенсивнейший оргазм.

В таком настроении прошли все каникулы.
Я мастурбировал при каждой способности, мечтая о маминых губках, как верхних, так и нижних.
Мне нравилось её касаться.
Тем Более, когда мы ворачивались вечерком в квартиру, обнимая друг за ноги, как какая-нибудь парочка- это был реальный праздничек для меня.
Когда же она однажды обняла меня и поцеловала в щеку- мне пришлось уйти в лес и долго и сильно мастурбировать, чтобы хоть незначительно снять напряжение.


Каникулы прошли, и мы возвратились к обычной ежедневной жизни.
Я постарался поменьше размышлять о злополучных каникулах, впрочем ощущал, что никогда не вернусь в обычное состояние.
Помимо такого факта, что меня стало более тянуть к девченкам, меня стало так же тянуть к взрослым дамам.
Это было не то же самое.
Взрослые дамы владели какой-то загадочной неуловимой красотой.
Может, это только сладость запретного плода, а может начало герантофилии- во всяком случае, я с готовностью переспал бы с большинством мам собственных одноклассников, не говоря уже о собственной своей.
Мысль о влагалище взрослой дамы возбуждала меня так, что я готов был биться головой об стенку.

В Случае Если нам нужна была порнуха, мы шли к моему корешу Андрюхе.
У него, в отличие от нас, был комп и выделенная линия веба, позволяющая без проблем перекачивать гб видеоинформации.
Помимо такого, он был компьютерным гением, и мог раздобыть буквально все, в следствии этого за порнухой со взрослыми дамами я решил отправиться конкретно к нему.
Впрочем это было связано с некоторой долей риска: представьте себе на минутку, во что перевоплотится моя жизнь, в случае если кто-нибудь еще выяснит о моих сексапильных потребностях.
В Следствии Этого я разработал план.

1-ая часть этого плана состояла в поиске источников средств.
Пришлось устроиться грузчиком в порту (благо, в свои 14 лет я был сносно развитым парнем ростом 1.
60), к тому же упросить родителей о увеличении моих карманных расходов, сославшись на то, что мне нравится "одна девченка".
Помимо такого, я принялся молчком распродавать собственные вещи.

Собрав следовательно некоторый капитальчик, я принялся делать задумку реальностью торую часть плана.
2-ая часть плана состояла из делового разговора с Андрюхой.
Это был серьезный момент, в следствии этого я зашел за ним и мы направились на берег речки.


- Есть такое дело,- начал я,- я здесь нарвался на 1-го богатенького педофильчика, который готов выплачивать ответственное бабло за порку.
Впрочем ему нужен абсолютный эксклюзив- PTHC с реальными детками и т д.
При Этом за реальный инцест он готов выплачивать вдвое.


- Хм.
.
.
что он собирается выплачивать?

- Я еще не говорил с ним о цене, но мужчина совсем ответственный, и совсем лихой.
Помимо такого, он готов брать ВСЕ, что ты отыщешь.


- Что ж, в случае если он реальный педофил, то скорее всего знает, что шансов достать по истине ответственное порно у него просто нет.
Впрочем господь бог видимо любит педофилов, так как у меня есть контакт с одной.
.
.
хм.
.
.
организацией в Америке, где можно достать похожие вещи.
Впрочем учти: это жуть как противозаконно, и другого такового шанса у него просто не будет.
И дери с него бабло по абсолютной.
Как ты с ним договоришься- это уже твое дело, впрочем меньше чем за 50 баксов за педофилию и 100 за инцест мы и говорить не станем.
Помимо такого, никто не обязан знать о моем существовании, взял в толк?


- Взял В Толк, но в случае если продукт будет херовый, то никто ничего выплачивать не будет, взял в толк?


- Вопросцев нет, качество гарантирую.


- Однако, всякие подделки можешь также писать, стараюсь сбыть по дешевке.


- Нет задач.
Означает, договорились?


Похожие цены были для меня катастрофически высочайшими, но я все-таки согласился.
У меня были некие связи, и я бы сумел подзаработать сбытом какой-или дряни.
Через недельку у меня у была 1-ая кассета с инцестом.
Дождавшись, когда дома никого не было, я вставил её в видеоплеер.

Итог опередил все мои ожидания.
На пленке молодой человек моего возраста и дама лет под 40 представлялись поначалу по-русски, после чего по-английски, а после чего камера переходила на стол, где лежало много семейных фото огромного периода времени, оставляющих не достаточно колебаний про то, речь следует о мамы и отпрыску.
После Чего они повернулись друг к другу, обнялись и начали целоваться, медлительно и взасос.
"Все реально.
Это- должники российской мафии в Америке"- говорил Андрюха, когда отдавал мне кассету.
Мама с отпрыском на экране уже успели раздеться догола, и двигались в сторону кровати.
Я обомлел, и мой член встал на Эверестовы высоты.
Молодой Человек уложил маму на постель и прилег на нее сверху.
Медлительно, не торопясь, он трахал её вновь и вновь.
Камера, судя по всему, лежала на столе, поэу не было видно, на самом деле ли пенетрация имела место, но о таковых мелочах мне не хотелось размышлять.
Я сильно сжал член и принялся яростно его дрочить.
Не прошло и 2-ух минут, как я разразился бурным оргазмом.
Мать тем временем устроилась на отпрыску, и стало видно, что его член на самом деле регулярно исчезает в её влагалище.
В очередной разов я поразмыслил, что дал бы все, чтобы очутиться в его ситуации.
Молодой Человек подходил к оргазму, и дама принялась совершать мощные эллиптические движения тазом, вдавливая худенькое тело молодого человека глубоко в кровать.
Как для жертвы мафии она, видимо, ощущала себя не очень и дурно, как прогнулась, задрала голову наверх и гулко стонала.
Однако, это могло быть и наиграно, кто знает.
А может, долгов накопилось столько, что за все это время она на самом деле научилась получать наслаждение.
Молодой Человек тем временем также прогнулся и начал с силой подмахивать тазом.
После Чего дама проворно соскочила с него и принялась облизывать истекающий спермой член, как как будто ела сильно замороженный пломбир, регулярно вытягивая его рукою и схватывая губками его мошонку.
Увидев это, я испытал такую волну экстаза, что мои ноги мелко затряслись.
Я здесь же начал дрочить вновь, вдруг же кончил.

Они занимались сексом целый час подряд.
Под конец, когда молодой человек погрузил лицо в вагину собственной матери, которая елозила по его волосам и конвульсивно двигала тазом вперед, я с гигантской силой выдрачивал собственный 4-ый оргазм.
Мой член болел, как переработавший мускул, и прыгающие во все стороны яичка также отдавали надоевшей болью.
И Все Же, я дрочил с огромной скоростью и все же достигнул собственного.
На последующий день я мог ходить только с трудом, но ни капли жалел об этом.

Так прошел по наименьшей мере г..
С трудом доставая средства где лишь можно, я приблизительно 2 раза за месяц приобретал новенькую кассету, и сейчас у меня их была целая коллекция.
Как Правило, это были должники мафиозной сети Япончика- лишь у их был рынок сбыта для такового материала.
Было смешно и совсем возбдающе следить членов семей, нередко делающих это первый раз и сгорающих от позора.
Было видео секты "Семья", они характеризовались оргиями жутких масштабов, где воспринимали роль сотки человек всех возрастов, от грудных младенцев до 90-летних стариков.
Попадалось еще видео, изготовленное реальными педофилами- это было наилучшее, в нем присутствовала некоторая искренность и страсть, чтобы не заявить любовь.

Частенько я фантазировал мамино лицо на месте иной дамы.
В Случае Если это удавалось, то е фантазии были самые интенсивные из всех.
Порой я посмотрел мамины кассеты (она мастерски плясала латиноамериканские пляски), и сходил с разума по её ногам.
После Чего этому чуток было не пришел конец: за сиим занятием меня поймала моя двенадцатилетняя сестренка.
Вообщем-то она- абсолютно приятный невинный малыш, впрочем, к моему большому удивлению, она заявила, что не поведает ничего, в случае если я дозволю ей посмотреть сообща со мной.
Я ей же дал свою старенькую коллекцию обычного порно, даже купив ей чтобы достичь желаемого результата собственный кейс (я хранил кассеты в кейсе с двойными стенами с кодовым замком, который я обыкновенно держал в шкафчике в школе, который закрывался на ключ).
Обыкновенно я не стесняясь раздевался догола и мастурбировал вовсю, не обращая на сестру внимания.
Однажды она попросила показать ей, как мастурбируют дамы.
Я не знал толком, но отчего-то согласился.
Она разделась догола и прилегла на спину, я раздвинул её ножки и начал бережно водить рукою вверх и вниз по её недольшой, неразвитой вагине.
Фактически, это и был 1-ый мой контакт с женскими половыми органами.
Я начал было массировать ей клитор, впрочем она отчего-то попросила работать ниже.
Я начал водить пальцами вверх-вниз, погружая их все поглубже, чувствуя, что она истекает смазкой.
Сестренка принялась гулко постанывать- боясь соседей, я попросил её быть тише.
После Чего я начал водить пальцами по кругу, увеличивая давление на стены её влагалища, хотел было пробраться вовнутрь, впрочем она вскрикнула и попросила меня вновь наворачивать круги.
Помаленьку она начала стонать и дышать нередко.
Для разрядки ей потребовалось гораздо более времени, чем обыкновенно требуется мне.
После Чего сестренка, удовлетворенная и счастливая, все еще лежала на спине и массировала вагину, видимо еще наслаждаясь ранее неизвестными чувствами.
Она сексапильно прогнулась и томно посмотрела на меня.
Я неожиданно взял в толк, что она желает, что я могу трахнуть её немедленно, она будет держать язык за зубами.
Стремление заняться подлинным, настоящим сексом с настоящим человеком было огромно.
Впрочем- прошу вас, не разочаровывайтесь во мне, но я не стал делать.
Я побоялся последствий, ибо это заходило чрезмерно далековато.

Незначительно позднее, когда мне было уже пятнадцать, я познакомился с привлекательной черноволосой девчонкой по имени Наташа.
Мы проводили много времени сообща, много говорили, и помаленьку мы вышли с ней на одну волну.
Мне было отлично с ней.
Моим единственным подлинным другом в то время был Андрюха, хотя даже ему я не рассказал собственных секретов.
Наташа стала для меня новым наилучшим другом.
Мне страшно хотелось ей все поведать.
Я грезил про то, что она возьмет в толк и не осудит.
В одной из моих фантазий я признаюсь Наташе обо всем, она отвечает осознанием.
Мы с ней женимся, живем сообща- я, мать и Наташа, и увлечены сексом дружно.
Нам с Наташей под 20, мы живем как истинная семья, и я зарабатываю средства для всех нас.
Мать уже в 40-х годах- возраст, который возбуждает меня более всего.
После Чего мать становится от меня беременной.
У нее вырастает животик, и она становится жутко сексапильно голодной, и мы с Наташей обязаны все свободное время сношать её с обеих сторон.
После Чего мы клянемся друг другу, станем заниматься сексом с ребенком ежедневно и воспитывать из него истинную секс-машинку, и- на э месте я получаю оргазм, и зачисляю фантазию в разряд наилучших.

Помаленьку наша дружба с Наташей начала выливаться в ответственные дела.
Моя психика начала раздваиваться: с одной стороны, мое жуткое неодолимое желание к пожилым дамам, при этом всякого возраста и внешнего облика, и с иной стороны- Наташа, к коей я испытывал ответственные чувства, и которая могла бы быть моей путевкой в нормальную с обычной сексуальностью.
Наташа смотрелась совсем отлично- прекрасное лицо, стройная фигура, привлекательные ножки.
Мне её совсем хотелось.
Впрочем это было не то желание.
В зрелых женщинах есть что-то особое, конкретно эта самая зрелость.
От похожей двойственности моего либидо, я ощущал, что становлюсь шизофреником.

К тому времени порнуха уже не оказывала на меня прежнего воздействия.
Я перевоплотился в верно отлаженный механизм: вычислить, когда никого нет дома- забрать кейс- отмастурбровать- отнести кейс обратно.
Механизм был совершенный, и ни у кого не было ни подозрений.
Из-за данной механизации онанизм потускнел свою первичную притягательность, и я начал уходить в депрессию.
Все поменялось-правда, только на некое время- когда Маша, моя сестренка начала запасаться фаллоимитаторами и иными девайсами .
В очередной разов, когда мы посиживали перед экраном, Маша, обнаженная в лаковых сапожках, уже стонала вовсю, вгоняя в себя свою любимую игрушку, в то время как я только уныло откатывал-закатывал крайнюю плоть моего обвисшего члена.
Видя мои мучения, сестренка достала резиновый член поменьше и произнесла: "давай сделаю тебе анальный массаж.
Встанет мгновенно, обещаю".

Я согласился.
Маша, бесспорно уже грамотная в этом деле- как никак, в отличие от меня у нее уже была множество мужчин, о коих предки не имели понятия, обмазала мне сфинктер вазелином и начала медлительно просовывать туда палец.
Палец прошел просто, но оставил в последствии себя непонятное ненавистное чувство.
После Чего, по команде, я раздвинул ягодицы как мог, и Маша с силой вдавила резиновый член в отверстие.
Растяжение сфинктера вызвало боль, впрочем терпимую.
Я вытерпел, а Маша тем временем, вдвигала в меня член, изменяя угол наклона.
Во мне пробудилось что-то абсолютно новое.
Член здесь же стал выполненным из дерева.
Я задвигал тазом, расчитывая достичь оргазма, впрочем этого было недостаточно, и я перевернулся набок.
Маша здесь же приспособилась к новой позиции и задвигала член скорее, нажимая на него больше.
После Чего она взялась за мой член левой рукою.
"Нет, "- прохрипел я и убрал её руку,- "я сам".
"Тихо!
"- неожиданно произнесла Маша властным голосом, и вновь взялась за мой член.
Её ручка принялась скользить по головке, вызывая у меня непередаваемые чувства.
После Чего я кончил.
Мой член выплюнул порядочное количество спермы, всецело залив Машинку ладонь.
Невзирая на это, член так и остался стоять, и умолял еще.


- Так отлично выходит, так как рука левая.
Вспомни дрочить левой рукою, узреешь выйдет.
- произнесла сестра.


Повернувшись к ней, я увидел, что она пробует мою сперму.


- Ты что делаешь,- с неприязнью произнёс я и ударил ей по руке.
Маша игриво улыбнулась.


Неожиданно я взял в толк, отчего она практически постоянно надевала сапожки и др кожаные девайсы, от коих я так балдею.
Невзирая на всех её мужчин, она хотела меня, такого, кто открыл ей дорогу к сексу.
"Ну что ж, "- поразмыслил я, "то, что мы лишь что делали, также так как секс.
Ужаснее уже не будет".
Мой член стоял колом.
Не говоря ни слова, я схватил её, резким движением придвинул к себе её нежное тельце и попытался поцеловать.


- Что ты делаешь,- произнесла она, убирая голову, и сильно морщась.


- Молчи!
- произнёс я грубо, и обхватил рукою её затылок.
Маша кинулась на меня, целуя и всовывая язычок по самое гортань.
Мы принялись интенсивно целоваться, так интенсивно, что мускулы на челюсти начали неметь, и наши зубы стукались регулярно друг о друга.
После Чего Маша свалилась на кровать и повлекла меня за собой.
Она взяла мой член и прислонила его к собственной дырочке, я здесь же вдавил его в Машу.
Маша взяла меня за ягодицы, проворно всунула пальчик в отверстие и согнула его, вызвав резкую боль, и в одно и тоже время вызвав у меня мощное возбуждение.
"Я.
.
.
гондон.
.
.
"- промычал я.
"Не бойся, я на пилюлях"- ответила сестра.
Она начала рывками двигать мою талию, задавая темп.
Обязан заявить, что я до этого никогда не был в даме.
Что там говорить, я и целовался-то всего несколько раз, с одной ходящей по всем рукам сучкой, только чтобы выучиться.
Мой член во влагалище моей 13-летней сестренки чувствовался, как как будто его отделили от тела и поместили в рай.
Никогда моя рука не доставляла столько чувств, сколько доставляло Машино влагалище, и никакой онанизм не сравнится с её пальчиками, массирующими мою простату, и её резвым язычком.

Таковым вот , конкретно моя сестренка, но не Наташа, стала моей первой.
После Чего мы занимались сексом.
При Этом ни сексом, ни онанизмом я занимался без подготовительного анального массажа.
Было здорово, масса новейших чувств.
Маша перевоплотился в моего союзника, и мы много фантазировали на самые извращенные темы.
Я поведал ей о собственных эмоциях к маме.
Маша в ответ призналась, что хотела бы отца, и что мысль секса с матерью её также возбуждает.
Я думаю, что Маша по- любит меня, и сделала бы все для меня.

Невзирая на мою новенькую сексапильную жизнь с Машей, мои депрессии со временем возобновились.
Сейчас, опробовав веселья секса, мне как никогда хотелось маму.
Скорее Всего, даже более, чем ранее.
Помимо такого, мне все еще недоставало секса со зрелыми дамами.
Я уныло таращился на собственных учительниц, думая, с какой бы готовностью я вылизал бы их влагалища.
Я б лизал их, пока они не стали бы кристально незапятнанными, и в последствии я лизал бы их далее.
Когда-то Андрюха демонстрировал мне фотку, где кому-то удалось всунуть голову в женское влагалище (не знаю, может это установка, но фотку я видел своими очами)- я бы с готовностью оказался на его месте.
Я бы никогда ничего другого бы не делал, с готовностью лизал бы созревшие влагалища весь напролет, с перерывом только на сон и на пищу.

Под конец мне стало абсолютно дурно.
Во время очередной глубочайшей депрессии я признался во всем Андрюхе.
Андрюха хмыкнул и спросил, не дурак ли я- ве тяжело достать пожилую шлюху?
Вообщем-то действительно это было нелегко- пожилых проституток не достаточно, а пожилых проституток, какие согласились бы обслуживать 15-тилетнего молодого человека, еще меньше.
Тем не , Андрюха посулил сыскать такую.
Впрочем, неувязка появилась в том, что Андрюха требовал за свои сервисы немалые средства, плюс чтобы уломать путану средств нужно было куда более.
Все-таки, мысль окрылила меня, и я принялся копить.
Однажды, в последствии такого, как мы с Машей наглотались пива, и под убойную порнуху она со всей дури оттрахала меня в мой у разработанный зад, у нас начали появляться 1-ые мысли про то, чтобы усыпить родителей наркотиками и трахнуть их, а после чего отдаться на волю судьбы.
Это казалось нам так романтично.
Я спросил у Андрюхи, какой наркотик сгодился бы для таковой цели, и сумел ли бы он его достать.
Андрюха утомилось взглянул на меня, и предложил 3 на выбор: рохипнол, в последствии которого из памяти выпадают происшедшие действия, эфедрин, который довел бы мою маму до такового эротического экстаза, что она с готовностью оттрахала бы меня во все отверстия, и закись азота, имеющая превосходство, что это -бесцветный газ, который несложно распылить в закры помещении.
За наркотики Андрюха также требовал средств, коих у меня не было и не предвиделось.

Мои депрессии приходили и уходили волнообразно.
Когда мне было абсолютно дурно, я задумывался про то, чтобы украсть средств и водворить в жизнь один из собственных планов.
После Чего, впрочем, можно было незамедлительно прощаться с жизнью.
Когда мне было легче, я понимал, что достаточно серьезно болен, и что мне срочно пора что-то делать.
Андрюха регулярно читал мне лекции о комплексе Эдипа и недостатке серотонина, приводящего к шизофрении, и рекомендовал воззвать о помощи к психиатору.
Впрочем это было равносильно самоубийству.
Тогда я предпринял последнюю отчаянную попытку возвратиться к обычной жизни.
Я спалил свою коллекцию видеокассет, стоивших мне гигантских средств, накричал на сестру, претив ей более заниматься чем-или аналогичным, и выкинул все её игрушки.
После Чего одолжил у родителей сумму, чтобы устроить Наташе любовный вечер.
Им нравилась Наташа, поэу задач с деньгами не было.
Мой отец был предпринимателем, и с самых ранешних лет приучал меня к самостоятельности, в следствии этого я был необычайно развит для собственных лет, и предки мне абсолютно доверяли.

Я все сделал верно.
Мы встречались уже долго, и я практически постоянно был подлинным джентльменом.
Сейчас же пришло время укрепить сексом наши дела.
Я организовал столик в дешевом японском ресторанчике.
Мы ели суши, и Наташа балдела, так как суши там были удовлетворительные, а Наташа их никогда не пробовала.
Под конец я прочел ей любовный стих, откровенно признавшись, что выдрал его из веба (на , его выдрал даже и не я, а Андрюха).
Наташа раскритиковала веб, но оценила мою прямоту и количество усилий, приложенных к его заучиванию наизусть.
После Чего мы обнялись за талию и отправь по набережной.
Наташа была чуть-чуть жизнерадостная от вина, и судя по всему она была счастлива со мной.
Глядя на нее, я также ощутил себя счастливым, и мысленно поклялся себе, что никогда более не вспомню о собственных патологиях.
После Чего мы направились в отель, где на ожидала постель, испещренная лепестками роз.
Сидя на данной постели, я первый раз поцеловал Наташу.
Лаского и нежно, я только прикоснулся своими губками к её губам.
Наташа ответила на мой поцелуй.
Её глаза горели, а щеки пылали розовым огнем.
Я лаского обнял её и приготовился поцеловать по истине.
Неожиданно она отстранилась.


- Извини,- произнесла она, - я не уверена, что я готова на этот шаг.
Ты же знаешь, что я еще девственница.


Я лаского погладил её по лицу.


- Я люблю тебя.
-произнёс я.
- В Случае Если ты не готова, я готов дожидаться столько, сколько потребуется.
Я не хочу, чтобы ты делала это под давлением.
Мы можем сделать это в иной разов, а сейчас просто провести волшебный вечер вдвоем.


Наташа улыбнулась и взглянула на меня с любовью в собственных огромных темных очах.


- Мы можем пойти погулять в парке, в случае если хочешь, а после чего я проведу тебя.
.
.


- Нет,- произнесла она с ухмылкой, помотав головой, - я решила.
Я хочу тебя .


Я обнял её и начал целовать, лаского- пренежно, стараясь не размышлять о сестре.
После Чего я снял её платьице, и моему взгляду стала пленительная картина.
Наташина совершенная фигура, её загорелая кожа совершенно гармонировали с её длинноватыми, темными волосами и темными очами.
Прекрасное кружевное белье на ней не скрывало буквально ничего.
Скорее Всего, в этот момент во мне пробудилось то, что именуется любовью.
Незапятнанным, высочайшим ощущением, которое так различается от нечистого, низменного разврата к старенькым, дряблым телкам, коим я страдаю вот уже больше года.
Я нежно целовал её нежную мрачно-коричневую кожу, и у меня промелькнула мысль, что помимо одной совершенной дамы в нашем мире, матери, есть еще одна- Наташа.
И она одна способна излечить меня от моей нечисти.


- Будь осторожен, возлюбленный.
- шепнула она мне на ухо.
Я натянул презерватив и прилег в позицию.


- Не волнуйся, приятная.
- произнёс я, и медлительно, осторожно вошел в нее.


Наташа скривилась, и я здесь же остановился.


- Ой, жжет.
- произнесла она.
- Продолжай.


В Конце Концов, я дошел до конца, и после чего начал делать медленные поступательные движения.
Мне было совсем отлично.
Скорее Всего, отлично, как никогда ранее.


- Скорее, мой неплохой.
- отдала приказ мне богиня моей любви, и я начал двигаться скорее, но неожиданно разразился спермой.


- Извини.
- произнёс я голосом, абсолютным позора.
Порой я мог заниматься онанизмом целый час напролет, но сейчас же не мог сдержаться и 2-ух минут.


- Ничего, возлюбленный, -произнесла она, - мне было отлично с тобой.


Она лаского поцеловала меня.
Мы перевернулись набок, и начали лаского целоваться и ублажать друг дружку.
Наташа не постеснялась пробраться рукою мне меж ног и нежно пройтись по моим первичным признакам.
Чувствуя её юное, великолепное тело, мой член вновь стал крепнуть.
Я взял Наташину ногу и закинул её себе за талию.


- Скорее Всего, я смогу еще разов.
- произнёс я ей, и вновь вошел в нее.
В этот разов все продолжалось куда подольше, я был неплох, и Наташа получила собственный 1-ый оргазм.
Мы всю ночь напролет ласкали друг и занимались любовью.
Уже на заре, всецело обессиленные в последствии бессонной ночи, мы заснули в объятьях друг дружку.


Некое время все было как в притче.
Я прилагал титанические усилия, чтобы не размышлять о сексе с матерью.
Даже стал изредка появляться дома, и почаще быть с Наташей.
Предки начали волноваться, впрочем я не мог находиться в одном помещении с матерью.
Она каждый день прогуливалась по дому в нижнем белье, или выходила обнаженная из душа- так было принято у нас в семье.
В детстве мы даже частенько купались сообща.
Созидать её, голую, с капельками воды на её божественно великолепном теле и выступающими крылышками половых губ, было бы для меня нестерпимо.

С Наташей мне подфартило.
Сколько бы она не получала секса, она хотела к тому же еще.
Чрезмерная сексапильная актвность привела к снижению моего либидо, и я уже практически не мучился от гипертрофированной герантофилии.
Моя сестренка устраивала мне жуткие сцены ревности, впрочем со временем успокоилась.
Андрюха не торопил меня с долгами, невзирая на то, что его осведомленность давала ему довольно власти нужно мной.
Моя жизнь наладилась, и я был счастлив.
За исключением моих школьных оценок- они скатились на самый минимум возможного, и мне угрожали последствия.
Впрочем мне было на то плевать- у меня была женщина, коию я люблю, и которая меня любит.
И конкретно в тот самый момент, когда я был по- счастлив и обрел душевный покой, конкретно в тот самый момент, когда я задумывался, что бесповоротно одолел внутреннего беса, случилось ЭТО.

Как я уже произнёс, мои оценки были в абсолютной, извиняюсь, жопе, и украинская литература не была исключением.
На учительницу украинского я часто заглядывался.
Ей было 42, у нее были длинноватые ноги, крупная грудь и самая сексапильная попка во всей школе.
Где-то глубоко в подсознании я знал, что она- сексапильно озабоченная нимфоманка, и скорее всего оттого перед ней я не испытывал такового ужаса быть изобличенным, как перед остальными.
Я часто таращился на нее вожделенным взором, а порой даже изображал некоторое подобие флирта, естесственно, самого что ни на есть невинного.
Я думаю, она знала, что я её хочу.

Крах украинской литературы означал повторение года.
Она предложила моим родителям заниматься со мной раздельно, после этого сдать ей лично контрольную, и когда фуррора поставить мне тройку за четверть.
Естесственно, никто ни не заподозрил- учителям так как также нужно как-то зарабатывать.
Пару Раз она на самом деле давала мне уроки в школе.
Уже тогда я краем сознания увидел, что она одевается слишком отлично- темные чулки, прекрасное темное платьице с легким резом, сапожки, от коих я с разума сходил, неплохие духи.
.
.
.
Её поведение не различалось от обыденного, но после чего она пригласила меня на очередной урок к себе домой.

Когда я вошел, я просто обалдел.
На ней не было буквально ничего.
Какое-то невнятное, всецело прозрачное платье, через которое было видно все без исключения.
Полупрозрачный лифчик, через который очевидно были видны её соски, был очевидно чрезмерно небольшим для её большой груди.
И вершиной всего были её трусики.
Не знаю, сколько секс-шопов надо обойти, чтобы сыскать такие трусики.
Они были абсолютно минималистичные, как как будто сплетенные из узкой сети, покрывали площадь менее 2-ух квадратных см и были абсолютно прозрачные.
Их было отлично видно через прозрачное платье.
Если Б я захотел, я мог пересчитать волоски на её лобке, ибо её "одежда" не создавала полностью никакой преграды свету.

Она была высочайшей дамой, куда выше меня, и её 42-летнее тело сносно сохранилось для её возраста.
Как лишь я её увидел, во мне незамедлительно пробудились мои ветхие чувства.
Кровь прилила к голове, и я более не соображал ничего.
Член здесь же встал и так оттопырил штаны, что не увидеть этого мог бы лишь слепой.
Бесспорно, она хотела нужно мной поиздеваться, ибо она провела меня в комнату и на самом деле начала заниматься со мной литературой, эротически жестикулируя и как- бы случайно поглаживая себя.
Как как будто и так неясно, что здесь намечается.
Я слушал её как через туман, не имея понятия, о чем она говорит.
Через некое время она неожиданно дернула за нитку, державшую её паутинные трусики на талии, и они неожиданно оказались в её руке.
"Ой"- произнесла она- "ну ничего".
После Чего она медлительно перекинула ногу за ногу, ну прям как в Шерон Стоун в « инстинкте», предоставив мне некоторое количество секунд рассматривать её влагалище.
После Чего она предложила мне раздеться догола, сославшись на то, что в доме горячо.
Я здесь же скинул с себя все, и посиживал обнаженный, с членом, торчавшим как кол.
Училка обширно расставила свои шикарные, длинноватые ноги, и медлительно массировала влагалище, все еще читая мне лекцию о литературе.
Скорее Всего, её это возбуждало- играться роль учителя при сексе.
А может, она просто не знала, как прекрасно перейти фактически к траху.
Я же буквально не мог вынести вид влагалища, регулярно открывавшегося и показывавшего свою розовую плоть.
Училка села на стол, эротически скрестив свои потрясающие длинноватые ноги, и поинтересовалась:

- А отчего ты посмотришь на мою писю?
Мать не учила, что это невежливо?


Скорее Всего, я был красноватый как рак.
Некоторое Количество секунд я молчал- все слова вылетели у меня из головы.
После Чего я произнёс то, что она скорее всего не ждала:

- Так Как хочу её поцеловать.


Она опешила, обширно расставила ноги и произнесла:

- Ах, даже так?
Ну тогда целуй.
Будешь непогодам мальчуганом- поставлю в угол, и буду трахать в жопу.
И поставлю двойку в четверти.


Плевать мне хотелось на двойку, моя голова и без такого шла кругом.
Я встал на колени перед столом, впрочем это было не абсолютно комфортно.
Училка увидела это и улеглась на стол, разбросав ноги.
Вот он, долгожданный момент.
Я обширно открыл рот и схватил им лобок, елозя языком по лобковым волосам.
В этот момент член выплюнул струю спермы.
Я жадно поедал губками влагалище, спускаясь ниже.
Член свалился, и я начал его чуть-чуть поддрачивать.
"Не дрочи"- произнесла она, "хочу, б ты в меня кончил".
Я нащупал языком клитор.
"Да!
", - произнесла она, -"посильнее!
".
Я принялся работать языком очень сильно.
Это не так просто, как это смотрится в порнофильмах.
Надо изо давить языком сверху вниз на клитор, и как можно скорее.
Моей женщине видимо это нравилось, она скрестила ноги, чуть-чуть зажав мне голову, и её влагалище начало регулярно содрогаться.
Она прилегла на стол, выдвинула таз и вдавила мою голову руками ио дышать я мог только с немалым трудом.
После Чего она бурно кончила, выдавив из себя некоторое количество дурных гулких охов.
Я задумывался, на клиторальном оргазме все закончится, но она здесь же придвинула голову к половым губам.
Мне стало стыдно, и я раздвинул её ноги, а после чего раздвинул пальцами половую щель.
Вид открытого влагалища возбудил меня до самого предела, и я прильнул к ним, как ранее в порыве страсти к Наташиным губам.
Я целовал и лизал розовую плоть, проникал языком вглубь как мог, очень сильно дрочил пальцем.
Училка стонала и тяжело дышала, и вконец получила длиннющий оргазм, длившийся, скорее всего, с полминуты.
Я уже не мог удерживаться и собрался было войти в эти райские ворота, впрочем она меня приостановила.
"Погоди",-произнесла она, "это позднее".
Она все еще тяжело дышала.
"Вообщем-то я просто хотела, чтобы ты кончил в меня, но тот факт, ч ты сейчас сделал- это просто бесподобно.
Когда ты подрастешь, я выйду за тебя.
"- произнесла она и подмигнула мне, закуривая сигарету и массируя влагалище.
Выкурив незначительно, она погаа её и заявила, что желает еще.
После Чего она повалила меня на пол и уселась мне на лицо.
Ничего неподрожаемого со мной не случалось.
Навряд Ли кто-бо сумеет обрисовать, каково это- находиться меж ног дамы, ощущать её весомость на себе, вкус её тела.
Я здесь же принялся усердно работать языком.
Училка застонала и начала делать поступательные движения, трясь следовательно о мое лицо.
Подача воздуха стала ответственной задачей, впрочем мне это не воспрепядствовало.
Я был перевозбужден, я протягивал руки наверх и сильно ласкал её тело, её груди и ноги.
Соленая смазочная жидкость непрерывно стекала по моему лицу.
Судя по всему, конкретно мой нос доводил её до еще одного оргазма.
Я высунул язык, но нащупал только движущееся анальное отверстие.
Тогда я прочно сжал её ноги, заставляя выдвинуть таз еще посильнее, и с силой пронзил языком её анальную дырку.
Такового возбуждения я еще не испытывал ни разу, оттого кончил повторно сейчас, даже не прикасаясь к члену.

В Конце Концов она кончила.
Мы перешли на кровать, где продолжили наши развлечения.
Я был абсолютно обессилен, впрочем моя госпожа хотела еще.
Она устроилась сверху, сжала лицо руками и страстно облизывала внутренности моего рта.
После Чего она отдала приказ целовать её повсеместно.
Я подчинился, и долго, усердно облизывал её стареющее тело.
Её груди были бесподобны, я мог бы целовать их всегда.
То же самое можно заявить про её ноги, и ягодицы.
Видимо, мои усердия с анальным отверстием ей приглянулись, и она отдала приказ мне вылизать его вновь.
Я двинул ягодицы, и принялся водить языком по стенам дырки, порой сменяя усталый язык на палец.
Я мог бы целовать её всегда, не так важно где.
После Чего она подтянула меня к себе, вставила мой изголодавшийся член в себя и вновь запустила язык мне в гортань.
Мы занимались сексом долго, по наименьшей мере час.
Она тяжко стонала, при умудрялась курить и пускала дым напрямик мне в легкие, пока в конце концов не кончила 4-ый разов за сей день.
Я так и не кончил в 3-ий разов, и тогда она принялась сильно тереть член рукою, порой сжимая яичка до боли.
Скорее Всего, ничего её так не возбуждает, как траханье небольших мальчиков.
Мне было отлично, я посильнее придавил её к себе 2-мя руками и яростно целовал её.
Когда я был на подходе, она всунула член обратно во влагалище.
Влагалище не обеспечивало такового жима, как её рука, в следствии этого я заработал бедрами с таковой силой, что всякий порноактер позавидовал бы мне.
В Конце Концов, я кончил в нее, заметив, как её берет истома от каждого выброса спермы.

Что ж, сейчас у меня было две Наташи.
Наташа и Светлана Сергеевна.
И конечно, моя жизнь вновь перевоплотился в ад.
Мне надо было удовлетворять 2-ух ненасытных нщин.
В школу я уже практически не прогуливался, я прогуливался к Наталье Сергеевне, которая каким-то позаботилась про то, чтобы мои оценки оставались в норме.
Помимо такого, оказалось, что она- эксгибициониста, и часто мы ездили в соседние городка, где мы лизались на дискотеках и в парках, а один разов мы даже трахнулись на пляже, на очах у .
Она часто меня связывала и трахала меня ио у меня по болело все тело.
По моей просьбе, она начала трахать меня пристежным членом, при всем при этом она дрочила мне член открытой ладонью, смазанной вазелином, сильно прижимая его к туловищу и проводя ладонью сверху вниз, от животика до анального отверстия, где абсолютным ходом прогуливался резиновый член.
Эта техника была несравненной.
Я получал от нее столько наслаждения, порой орал в экстазе всякие глупости.
Иная техника была еще хороша, когда я ложился на спину на стол и ложил ей ноги на плечи, а она трахала меня в пятую точку и дрочила мой член.
И конечно, её боственное влагалище.
Некоторое Количество часов в недельку я проводил, лизая и лаская его.
Мне это абсолютно не надоедало.

Секс с Наташей же перевоплотился в рутину.
Мне было абсолютно неинтересно, и Наташа не могла этого не увидеть.
Помимо такого, она и без такого ощущала, что со мной что-то не так.
Конечно, она и понятия не имела, что со мной мот быть не так.
И Все Же, она поразмыслила, что я разлюбил её, и устроила жуткий дебош.
Это был замечательный шанс, чтобы разорвать с й, но мне стало её так жаль, что я извинился за все и посулил, что более такового не будет.
Светлана Сергеевна отыскала себе другую игрушку.
Её сестра и её благоверный погибли в трагедии, и она взяла на попечение их восьмилетнего отпрыска.
Сосать его небольшой членчик и играться в всевозможные игры ей понравилось так, что она закончила отнимать у меня столько времени.
Я попытался привести в норму дела с Наташей, но она неожиданно ушла к другому.


Сейчас у меня осталась только Светлана Сергеевна.
Моя училка попыталась вынудить меня заниматься сексом с её парубком.
Я испробовал, но мне это показалось так тошно, что я отказался.
Её новейшие немыслимые садистские фантазии меня также не вдохновили, и в конце- концов мы с ней расстались.
Тогда я последовал давнему совету Андрюхи и разыскал себе сорокалетнюю путану.
Она была не совсем симпатичной, чуть-чуть полноватой.
Скорее Всего, у нее не было много покупателей, и оттого брала незначительно- мне даже хватило на пару раз.
Мне она су приглянулась, и у нас был абсолютно удовлетворительный секс.
Она проворно приспособилась к моим потребностям, встречала меня объятиями и страстными поцелуями, имитируя любовницу.
После Чего мы шли в постель, я ласкал её, обсасывал её язык, целовал её лицо, и спускался ниже.
Целовал ей шейку, припадал к её груди, спускался к животику, и в конце концов переходил к влагалищу.
Там я проводил длительное время, старательно вылизывая каждый уголок.
После Чего я взбирался на нее, и мы имели бесконечный, милый секс.
Я думаю, что я даже влюбился в нее.
Что-то в ней было, что-то особое, отличавшее её от остальных.
Однажды я приобрел другую путану, сексапильную двадцатилетнюю блондинку, и мы занялись сексом втроем.
Это было здорово.
По моей просьбе, они называли друг "мать" и "дочка", и мы оттрахали друг дружку по абсолютной програмке.

Когда у меня закончились ги, путана дозволила мне разов совершенно бесплатно.
После Чего еще разов, а позже мы начал встречаться периодически.
Она хотела ощущать себя любимой, и я мог ей это предоставить.
Я лаского ласкал её, целовал, и мы могли часами заниматься сексом.
Ей нравилось, как я делаю куннилингус, а мне нравилось, как она делает минет, тем более когда в моей пятой точке торчал вибратор.
Когда она была одета в собственный сексапильный наряд из кожи и нейлона, она была совсем симпатичной дамой, и практически постоянно могла меня возбудить.
Скорее Всего, я так и остался бы с ней, если б её сутенер не прознал про меня и чуток ло не подрезал.

После Чего сбылась одна из моих самых свещенных фантазий: я занимался сексом в одно и тоже время с мамой, и с её родной дочерью.
Случилось это так: Светлана Сергеевна организовала мне встречу с одной женатой педофилкой, коей до кошмара хотелось секса с молодым мальчуганом.
Первый Раз мы встретились в отеле.
Она посиживала на кровати, одетая в эротичное нижнее белье, и сероватые колготки, и смущенно улыбалась.
То, как смущенно она краснела, было даже трогательно.
Я улыбнулся ей в ответ и спросил, не в 1-ый ли это разов.
Она ответила, что до этих пор занималась сексом всего разов в жизни, почему у нее родилась дочь, а её теперешний благоверный- вообщем импотент и даже не дотрагивается до нее.
Она смотрелась абсолютно сносно.
У нее было юное тело, прекрасная ухмылка, и прекрасная кожа без признаков старения.
Видимо, не зная, с чего же стоит начать, она предложила мне минет.
Я согласился и разделся.
Она села передо мной на колени, осторожно взяла мой член рукою, и нерешительно взяла его в рот.
Мне приглянулась эта милая сексапильная наивность.
35-летняя дама, на 20 лет старше меня самого, вела себя, как на первом снии, и в была своя сладость.

Некое время она медлительно и слишком бережно сосала мне член, стараясь не задеть его зубами.
Мне нравилось, но разрядиться я не мог.
Тогда я предложил заняться вагинальным сексом.
Мы сели на кровать, я придвинулся к ней и начал её целовать.
Оказалось, что она даже толком целоваться не умеет.
После Чего мы занялись сексом.
Это были так новейшие для нее чувства, что она абсолютно потускнела ориентацию в том, что происходило вокруг нее, и только стонала своим узким голоском.
Я также ощущал себя абсолютно сносно.

Таковым , мы начали встречаться.
Однажды её благоверный уехал в долгую командировку, и мы начали спать друг с другом напрямик у нее дома.
При Этом порой к нам в комнату заходила её 11-летняя дочурка, и ложилась к нам в постель.
Её маму это абсолютно не смущало, и мы занимались сексом напрямик перед её очами.
Естесственно, мне показалось это непонятным, впрочем я не придал тому особенного значения.
А после чего она попросила заняться сексом с её дочерью.
Мне не хотелось тем более, но я согласился, чтобы доставить ей наслаждение.
Дочь уже была осведомлена и готова, и была сильно возбуждена.
Она даже одела на себя небольшие сапожки и сексапильные темные трусики, перед тем как войти в комнату- было видно, что ей совсем хотелось.
Её мама устроилась на стуле и начала медлительно мастурбировать.
Девченка была еще совсем небольшая, её голова с трудом доставала до моей груди.
Склонившись над ребенком, я начал её целовать.
Её неумелые пробы отвечать на мои поцелуи были освежающе трогательными.
От переживания она вся раскраснелась, и её даже прошиб пот.
Я снял с нее её трусики, и приставил член к её влагалищу.
«Скажи мне, в случае если будет больно»- произнёс я, и начал медлительно вдвигать член.
Скорее Всего, её канал был еще абсолютно небольшим, ибо это было нелегко.
В конце- концов мне это удалось, и я начал медлительно и осторожно трахать её.
Ребенку понравилось.
Она обняла меня своими малеханькими ручонками, и сильно прижалась ко мне, чуть-чуть дрожа всем телом.
Её мама тем временем уже изнемогала от возбуждения.
В Конце Концов, девченка кончила.
Тогда я взялся за её перевозбужденную мама, поставил её раком на кровать и трахнул её сзаду.

После Чего мы регулярно занимались сексом, или я трахал её дочь, в то время как она посмотрела на нас и мастурбировала.
После Чего возвратился её благоверный из командировки, и нам пришлось все это пресечь.


С тех пор, я часто спал с взрослыми педофилками, беспрекословно удовлетворяя все их желания.
Я стал известен в их кругах, и они практически становились в очередь за мной.
Порой я трахал сестренку.
Порой меня трахала Светлана Сергеевна.
Я даже трахал беременных дам, не особо такого стесняясь.
Впрочем, мне стало не достаточно- я хотел её, богиню красы, самую вожделенную, из чрева коей я получился на свет.
Мысль про то, как я её целую, или же о головке моего члена в её влагалище, доводили меня до отчаяния.
Я много проводил времени с ней.
Порой я намыливал её в душе или же натирал кремом для загара.
И в и в другом я здесь же пробовал смыться с её глаз, ибо часто терял всяческий контроль над своим детородным органом.
Я собирался ей признаться.
Вот-вот- и я сделал бы это.
И спрыгнул бы на последующий день с моста.
То злосчастное лето в Крыму никак не уходило из моей головы, оно только зарастало разными вариантами моих фантазий, какие безусловно оканчивались бурным сексом.
Мне исполнилось шестнадцать, и я был готов окончить жизнь самоубийством.

На день рожденья Андрюха подарил мне кассету.
Мне она не нужна, произнёс я ему.
Впрочем он нахлебался пива, проворно опьянел (обыкновенно он не пьет ни капли), и произнёс: "Слушай меня, друг.
На мой день рожденья ты подарил мне ветхий, недорогой ноутбук.
У меня их 2, и еще 2 рабочего стола.
Впрочем ты сделал верно.
Так Как ты меня знаешь, чувак.
И ты знаешь, мне помимо компов ни не нужно.
А я знаю тебя, друг.
Эта кассета- необыкновенная кассета.
Эта кассета исполнит все твои желания".

Боже, ну и нетрезвый абсурд, поразмыслил я.
«Компьютеры, компьютеры»- задолбал уже.
Лучше б на свежий воздух выходил и с дамами знакомился.
Мне более не потребуются были кассеты.
У меня были реальные телки, и даже они не могли исполнить всех моих желаний.

На последующий день, энтузиазма из-за, я всунул кассету в приемник.

Комната, залитая красно-бурым светом.
На стенках- черепа, фаллосы и иная сатанинская дребедень.
У стенки- мощный алтарь в форме пентаграммы, в каждом углу по темной свече.
На нем был привязан молодой человек моего возраста, его конечности и тело перетянуты кожаными полосами.
Ну что ж, поразмыслил я, такового я еще не видел.
Комната была оформлена со вкусом, много ритуальных предметов, а на полу- разукрашенная выемка, видимо имитирующая дорогу в ад.

В комнату вошла женщина.
Здорово смотрится, поразмыслил я.
Сапоги выше колен, сетчатые колготки, кожаная мини-юбка и топ, привлекательные темные волосы с челкой.
Губки в темной помаде.
На лице привлекательный орнамент, причудно играющий в пламени свеч.
Таковая бы меня возбудила.

Женщина уселась на алтарь, села на член молодого человека и принялась выделывать чудеса.
Она затрахала его ио я бы опешил, если бы он мог ходить на последующий день.
Хорошее видео, у меня даже член встал.
Выключив аппаратуру, я потопал на кухню, вдруг в мое понимание из глуин подсознания начала продираться мысль, в крайний момент, когда женщина повернулась к камере, её лицо показалось мне жутко знакомым.
Я поразмыслил, где бы я мог её узреть.
После Чего я возвратился, отмотал на подходящий момент, и внимательно посмотрел в её лицо.

Света было недостаточно, и фактически было практически ничего не видно, но я все-таки вызнал её.
Это была ОНА.
Это была Мать.


Я задумывался, что я сошел с разума, что мое нездоровое вообрание все это выдумывает.
Сестра, увидев пленку, пришла к мнению, что речь на самом деле следует о маме.
Я вспомнил опьяневшую Андрюхину речь, и же набрал его.
Он рассеял крайние сомнения, подтвердив, что на неплохом компьютерном разрешении достоверно видно мамино лицо.
Последующие действия развивались очень быстро.

Я не мог дождаться, когда отец уйдет, и мы останемся с матерью наедине.
В Конце Концов, он уехал, и мы с Машей остались с ней одни.
Мое состояние нельзя себе представить.
Я потел от внутреннего напряжения, и мои руки дрожали, как у алкоголика.
Наверное, в данный момент сбудется мечта всей моей жизни, значение всего моего существования.
Мое сердечко колотилось, я был близок к обмороку, и мне пришлось опрокинуть в себя рюмку коньяка, чтобы хоть незначительно успокоиться.


- Мне надо с тобой побеседовать, - произнёс я маме.


- Ты что, коньяк пил?
?
- видимо, учуяла аромат.


- Да, мать.
Но это не так важно.
- с трудом произнес я, и включил видеомагнитофон.


Мамино лицо стало белоснежным, как лист бумаги.
На её лице застыла гримаса ужаса.


- Откуда ты.
.
.


- Не Так Важно.
- перебил я её, мотая головой.


- Ты поведаешь все отцу?


- Нет.
- ответил я.
- Выпей немножко коньячку.


Маме надо было время, чтобы незначительно придти в себя.


- Означает, все остается меж нами?


- Да.
- произнёс я.


Мы незначительно помалкивали.
Мое состояние навряд ли кто-бо может себе представить.
В Конце Концов, я получился из ступора.


- Я хочу спросить тебя, отчего ты никогда не пробовала заняться сексом со мной?


- Ну что ты за чепуху несешь, ты же мой родной отпрыск, в конце концов!


- Но сейчас-то, мы можем заняться сексом?
Можем, да?
Я же так как все знаю сейчас.


- Не говори глупостей.
Я предположительно умру, чем стану развращать собственного отпрыска.
Ты хочешь заняться со мной сексом?
?
Ты в собственном уме, понимаешь сам, что несешь?


- Я совсем сильно тебя хочу.
Более всего на свете.


- Послушай,- произнесла она, - ты еще молод.
Ты увидел кассету, тебя это возбудило.
Я понимаю тебя, в твоем-то возрасте.
Ты просто не понимаешь всех вещей.
Пройдет пару дней, ты успокоишься, и возьмешь в толк, что секс с своей матерью- это абсолютный психоз.


- Педофилия- это также психоз, - буркнул я, начиная чувствовать некоторое подобие обиды.
Мать покраснела.


- Я хочу заниматься с тобой сексом.
Или Же я все поведаю.


- Щенок!
- заорала мать.
-Ты мне грозить собрался?
?
Молокосос!
Небольшой, борзой щенок!
Я жалею, что родила такую гниду!
Уйди с глаз моих долой!


С этими словами, она залепила мне сильнейшую пощечину, расплакалась и выбежала с квартиры.


Я достаточно серьезно размышлял на тему «как наи болезненно покончить жизнь самоубийством», когда мать возвратилась.
Это был уже поздний вечер.
Когда отец не слышал, она произнесла мне: «я не буду с тобой спать.
Можешь делать, что хочешь».

Я не знал, что делать, и провалился в полную апатию.
На последующий день выступила Маша с ультиматумом.
Услышав от родной дочери, что та желает "полизать её сладкую киску", мать обхватила лицо руками и тихо заплакала.
"Я убью себя"- повторяла о через слезы.
Когда она успокоилась, я произнёс ей, что мое решение стоит твердо и что я все поведаю папе, в случае если она не будет скорпулезно исполнять мои сексапильные потребности.
На последующий день мать согласилась на наши условия.

Наступил час истины.
Мы пришли в отель и поднялись в номер.
Мать бросила сумочку на пол, швырнула в сторону подаренные мной розы, злостно усмехнулась и развела в стороны.


- Вот, подонок, я твоя.
Делай со мной что хочешь.


Аналогичных оскорблений я услышал по дороге сюда более, чем за всю свою жизнь.


- Ты же знаешь, что папа прибьет тебя, дебила, в случае если лишь выяснит?


- Раздевайся, - произнёс я.
- После Чего надень зеленоватый купальник и сапоги.


Мать повиновалась, и сейчас стояла передо мной в зеленоватом купальнике и красных сапожках.
Я разделся также.
Мои чувства я обрисовывать не буду, на это просто не хватит никаких слов.
Я подошел к маме, обнял её за плечи, неудобно, как на первом свидании, и дотронулся до её губ своими губками.
Мощная струя спермы здесь же брызнула из меня и попала на мамин животик, перепугав её.


- Все, ты доволен?
Можем ехать домой?


Я не дозволил ей стирать с сперму.
Это было эмблемой моей любви.
Я обнял её, положил руку ей на попку и прислонил её талию к моей.
Мой член уперся ей в лобок, и её груди были плотно прижиты к моей груди.

Я вновь поцеловал её, лаского и нежно.
После Чего к тому же еще.
Мы легл на кровать, я сверху, и продолжали целоваться.
Мать отвечала на поцелуи, но неохотно, чисто механически.
Я целовал её больше и , сходя с разума от прикосновений к её языку.
Я никуда не спешил: это был самый счастливый момент моей жизни, и я хотел, чтобы он продолжался всегда.

Я целовал её вновь и вновь.
После Чего я принялся целовать её лицо, глаза, нос.
Я кусал её за ушки и шептал: "моя возлюбленная", " я люблю тебя", "я так хочу тебя" и пр глупости.


- Ты нездоровый на голову.
Тебе лечиться .
- произнесла мать.


Я перешел на её шейку.
Запах её кожи сводил меня с разума.
Я обширно открывал рот, лаского охватывал её кожу губками, прислонял к ней, и после чего сжимал губки, чувствуя, как её кожа лаского ускользает от меня.
Я целовал её грудную клеточку, после чего принялся обцеловывать лифчик, лаская мамину вторую грудь рукою.
После Чего я снял его, и принялся ублажать её грудь, захватывая её губками вновь и вновь, и покусывая её ласковый сосок.
Я никуда не спешил, я готов был делать это всегда.

Помаленьку я спускался к животику.
Я не оставлял ни мельчайшего куска необлизанным.
Я целовал её упругую кожу, проникал языком в её пупок.
После Чего я принялся за её плавки.
Лето 2 года назад, когда я судорожно облизывал эти самые плавки, всплыло в моей памяти, и я как в трансе принялся их целовать.
Моему экстазу не было границ.
После Чего я бережно стянул их зубами, обласкав заодно мамины тонкие, загорелые, упругие ножки, и моему взгляду стало то, что снилось мне так частенько: мамино влагалище, из которого на пару см выступали лепестки половых губ- я не видел ничего похожего ни у одной дамы ранее.
Я осторожно поглотил их, щекоча их языком, и чувствуя, как вздрогнули мускулы маминого влагалища- скорее всего, они были маминой эрогенной зоной.


- Извращенец чертов.
- произнесла мать.


Я прильнул к маминой розочке.
Уверен, в нет цветка прекраснее.
Я массировал ей клитор языком, вылизывал ей стены.
Мать лежала как камень.
Дамы не получают наслаждения, когда их насилуют.
Впрочем я упрямо продолжал работать языком и губками, регулярно целуя её ноги, живот, волосики на лобке.
После Чего я забрался на нее и вошел в нее.
От 1-го только осознания такого, что мой член располагаться в моей маме, таковой любимой и желанной, у меня кружилась голова, а член получал все новейшие порции крови, разбухая изнутри маминого лона.
Я проворно проглотил пилюлю Виагры- сейчас все обязано пройти совершенно, принялся медлительно двигать член вдоль канала.
Погрузил его в самую глубь, сильно прижав ноги к маме.
После Чего еще.
И еще.
Еще, еще, еще.
В очередной разов проговорив свои романтические признания, я принялся целовать её руку.
После Чего облизал по одному её пальчики.
Я трахал её все посильнее и скорее, мать же лежала, не двигаясь, безучастно уставившись в потолок.
Так длилось совсем долго.
Я кончал в нее, вылизывал её влагалище, и вновь трахал её, вновь и вновь.
Моя потенция, усиленная любовью и Виагрой, не имела границ.
Часа через 2, когда мой член уже онемел от секса, я услышал, что мать стонет в такт моим движениям.
Означает, мне все-таки удалось растопить лед.
Последовавший скоро её оргазм в моих ушах был самым счастливым моментом моей жизни.


- Ну что, натрахался?
Папа будет беспокоиться.
- произнесла мать.


- Подождет.
- ответил я.


Некоторое Количество часов без перерыва мы занимались любовью.
Все я достигнул собственного, я удовлетворил её.
Измученные, мы направились домой.
Я практически не мог ходить, так болели мои яичка.


Мы начали заниматься сиим регулярно.
Поначалу все проходило приблизительно, как и в 1-ый разов

Похожие новости

Комментариев 0