Мечты сбываются


Татьяна в свои 14 лет совсем интересовалась и гордилась своим телом. Каждое изменение, каждый, возобновил показавшийся, волосок приводил её в необузданный восхищение. Но более всего на свете её притягивало тело её 35-ти летней мамы, которое для нее было идеалом. Она просто желала узреть его без одежды, не говоря уже про то, чтобы коснуться самых его сокровенных мест.
Но ей это никак не удавалось.

Надо дать подабающее, но в свои 35 лет Елена Викторовна смотрелась просто замечательно.
У нее была средних размеров грудь, изящная талия и восхитительная чуток абсолютная попка.
Она никогда не давалаповода и даже намека усомниться в собственной неприступности, тем паче для дочери-ребенка.

Татьяна каждый день пробовала спровоцировать мама на какой-нибудь поступок, но ей это никак не удавалось.

И вот в конце концов представился вариант.
Отец уехал на недельку в командировку, и Татьяна с матерьюостались вдвоем.

Случилось это 8 марта.

- Давай вечерком посидим вдвоем, - произнесла Елена Викторовна.
- Я ужин приготовлю и отметим наш праздничек.
-
Татьяна с готовностью согласилась и в голове у нее мелькнуло, что что-то сейчас обязано случится.

К вечеру всебыло готово и они сели за торжественный стол.
Татьяна надела маленькую джинсовую юбку и топик.
Елена Викторовна также подошла к вопросцу верно и надела короткое обтягивающее платьице белоснежного цвета.
Не сговариваясь, они обе не стали одевать колготки, ну а лифчики было одевать тупо, так как и платьице и тем топик были с открытыми плечами.
Сели в гостиной за немалым столом, друг напротив друга.
Пили шампанское, поэу достаточно проворно опьянели.

- Мам, а давай потанцуем.
- предложила Татьяна.

- Просто.

Татьяна поставила лирическую музыку, подошла к мамы и протянуларуку.

- Разрешите Вас пригласить?
- Елена Викторовна встала и они начали плясать.

Татьяна ощущала ласковый запах маминых духов и это, параллельно с трением о материно тело её начало разжигать, но пляска завершился.
Они вновь сели и выпили еще.
Татьяна ощутила в себебольше убежденности и решила взять инициативу в свои руки.

- Что-то горячо, можно я топик сниму?

- Естесственно, - не задумываясь ответила Елена Викторовна.
Татьяна здесь же стянула топик через голову и увидела, что мама направила внимание на её молодую грудь.

- А тебе не горячо?
-спросила Татьяна Иру Викторовну.

- Нет пока, - ответила она, не сумев скрыть смущение.

- Ну тогда давай еще потанцуем, - произнесла Татьяна и подошла к мамы.
Та встала и они вновь начали плясать.

Здесь Татьяна решила пойти на хитрость и зашептала.

- Мам, мнебольно тереться обнаженными сосками о твое платьице, наверное ты все-таки его снимешь?
К Тому Же я ощущаю, что ты под нм вся мокрая.

- Да, скорее всего ты права.
- С этими словами Елена Викторовна сняла платьице, обнажив свою шикарную грудь с большими карими сосками и оставшись в одних белыхтрусиках.

Они продолжили пляска и сейчас Татьяна ощущала прикосновение тела мамы и от этого у нее заныло внизу животика.

- У тебя таковая теплая и милая кожа, - произнесла Татьяна, проведя рукою по спине мамы от шейки до трусов.
Она ощутила, что в этот момент ИринаВикторовна вздрогнула и глас её задрожал.

- Ну не нежней твоей, - произнесла она и так провела по спине дочери.
У Ольги от этого прикосновения намокли трусы.
Музыка

завершилась и они вновь сели за стол.

Когда они допили бутылку, Татьяна уже была готова на все и в следствии этого,когда мама подошла к столу, чтобы убрать посуду.
Татьяна подошла к ней сзаду и резко дернула вниз её трусы.
На секунду они так и застыли.
Мама - с тарелкой в руках и со спущенными до щиколоток трусами и дочь - наклонившись, с трусами мамы в руках и уперевшись лицом в её зад.
Смешная картина.

Первой опомнилась Елена Викторовна.
Она выпустила из рук тарелку и стала прикрывать собственный оголенный зад.

- Что ты делаешь?

Татьяна отпустила трусы и встала.

- Я хотела смотреть какая я буду.

- Вырастешь, тогда и узреешь, - произнесла Елена Викторовна,натягивая трусы.

- Ну хочешь, я тебе также покажу?
- произнесла Татьяна и начала расстегивать юбку.

- Что там у тебя посмотреть?
- произнесла Елена Викторовна, и все же проявляя определенный энтузиазм к происходящему раздеванию дочери.
Татьяна сняла юбку и трусики, обнажив свое чистоедевственное тело.
Сейчас уже мама ощутила воду в собственной промежности.
Татьяна стояла перед мамой абсолютно обнаженной.
И её это никак смущало, даже напротив еще более возбуждало.

- Сейчас твоя очередь, - произнесла она Ире Викторовне.

- Но ты же уже все видела.

- Нет, я видела лишь сзаду.
Я также хочу смотреть тебя всю.
И давай, снимай трусы.

- Все это, естесственно, неверно, но хорошо, - с этими словами Елена Викторовна нехотя приспустила трусы, оголив лишь лобок.

- Довольно?

- Так не откровенно, я же стою передтобой абсолютно обнаженная, а ты как небольшая девченка-целочка боишься.

- Я не боюсь.
Просто это может зайти чрезмерно далековато, а этого невозможно.

- Невозможно?
Но отчего?

- Хотя бы поэтому, я твоя мама, а это уже инцест.

- Да хорошо, мам.
У нас же не будет деток.

- Все точно также это неверно.

- А мне все точно также.
Я издавна этого хотела и сейчас, когда мишень так близка, я не хочет отступать!
- с этими словами Татьяна подошла к мамы и вновь с силой стянула её трусы до щиколоток, обнажив, поросший густыми волосами, лобок, плавненько переходящий вщель и уходящий в промежность.

- Ты не оставляешь мне выбора, - произнесла Елена Викторовна и, впившись губками в её рот, повалила Ольгу на диванчик.

Далее все происходило как во сне.
Язык мамы пускается в пляс по возбужденной плоти ольгиных малых срамных губ.
Но она умелоуправляет сиим пляской.
Темп танца то замедляется, то ускоряется в такт с движениями её тела: она то гладит дочь легкими, как перышко, прикосновениями языка, то жадно вгрызается всем ртом.
Позже она обхватывает ольгин клитор губками и начинает лаского посасывать его.
И комната начинает плыть у Ольгиперед очами, вращаясь вокруг данной точки, что укрыта меж её ног.

- Ты таковая сладкая, - говорит Елена Викторовна с ухмылкой, на секунду оторвавшись от собственного занятия, чтобы кинуть взор на дочь.
Татьяна очущает, что ей много уже не понадобится, и, прикоснувшись рукою к её щеке,шепчет:
- Я хочу обнять и прижаться к тебе.
Давай.
Напрямик в данный момент.
- Елена Викторовна всецело придавливает ко всему ольгиному телу свое гладкое и круглое тело.
Их груди трутся друг о друга.
Губки и языки соединяются в жарком поцелуе.
Они перекатываются по диванчику, Татьяна как оказалось сверху итрется холмом о мамину ногу, все крепче и крепче сжимая …
её в собственных объятиях.
В ответ мама изгибается под ней и захватывает ртом её сосок.

Её язык принуждает ольгины соски снова подняться, и огонь, который уже было начал затухать в ней, разгорается с новой силой.
Судовольствием она валится на спину, закидывает руки за голову, прикрывает глаза и отдается во власть этого пламени, которое пожирает её всю.

Елена Викторовна, осторожно покусывая ольгин животик, продвигается к её распахнутым бедрам.
Её бывалый язык пробегает снаружи по её срамным губам, апотом резко вонзается меж ими, но только чтобы, чтобы на но в тоже время информативное мгновение прикоснуться к набухшему центру удовольствий, а позже скрыться, заставляя её пережить сладкую муку.

Татьяна подбрасывает вверх свои ноги, но она не кидается ей навстречу.
Короткими прикосновениями языка онараспаляет её все посильнее и посильнее.
А позже она перекидывает ногу и ложится на нее сверху, подставив себя её рту.
Татьяна обхватывает её руками и погружает рот в её пахнущие романтические соки.
А она зажимает её клитор меж губками, и её язык начинает кружить по его головке.
И в этот момент неожиданно, словновзрыв, начинается сладкая мифическая разрядка.
Вот и сбылась мечта.

- Мать, ты - супер !

- Понравилось?

- Не то слово!

- Но лишь никому!

- Нет вопросцев.





Похожие новости:
  • Целительница
  • Эротический стих.
  • Взрослый развратник
  • Моя история
  • Оля и папа на унитазе


  • Друзья сайта
    пусто   
    пусто