Олежек


"Дзззинь" на этот разов раздражительно надрывно прозвучал звонок, предвещавший о конце урока. " Ну отчего так проворно проходит урок истории?" сокрушался Олежек, в миру Олег Иванович Аверьянов, тринадцатилетний привлекательный, светловолосый, с небесно-голубыми очами, мальчуган. Из всех предметов, какие он обожал, история у него была на первом месте. По ней он ещё ни разу не получал не то, что двоек или же троек, но и даже четвёрок, здесь он был круглым отличником. Олежек любил историю, его в трепет частенько приводила одна лишь мысль, что вот, за много много лет до его рождения уже существовали людские цивилизации.

И эти цивилизации практически ничего общего с современным временем, как говориться то, не имели.Древние времена, это рабовладельческий строительных, времена великих старых империй Александра Македонского (Великого) и Рима.
Жители Нашей Планеты тех времён Олежку казались с абсолютно иным складом разума.
Остатки построеных ними цивилизаций, он имел честь созидать по учебникам истории или же историческим книжкам.
К Тому Же друге времена, как то, средневековье или же Новое время не оставляли Олежка равнодушными.


И вот, когда ученики класса стали ложить в ранцы свои учебники, тетради и ручки, в в комнату исторического кабинета вошла завуч.


-Ученики.
Сейчас уроки труда отменяются, из-за семейных задач учителя труда, Александра Михайловича.
Класс может идти по домам.
-лаконично она проговорила.
Позже не попрощавшись, проворно вышла из комнаты.


" Ого, означает, у нас сейчас лишь трои предмета выходит.
Российский, литература, да история были.
Труд, это как бы 2 урока.
Хм.
Неплохой, выходит, сейчас день.
3 предмета, и все мои возлюбленные.
Жалко лишь, что выполненные из дерева ложки сейчас не доделаю.
Ну да хорошо, не на всю же вечность уроки труда отменили, успею.
" отрадно задумывался про себя Олежек.
По литературе и русскому, Олежек был твёрдым хорошистом.
По иным предметам он также был достаточно удачным, но вот по арифметике и физике часто получал двойки, тяжело ему давались эти предметы.
Так же Олежек обожал физкультуру, в любом случае, в отличие от почти всех его свёрстников, владел достаточно мускулистым, рельефным, телом.
Всё бы отлично, если б не литр. таковым букой, приятели, естесственно, у него были, но именовать друзьями их, у него не было никаких оснований.


В Последствии ухода завуча, Олежек собрал в портфель учебные принадлежности.
Позже пошёл в 1-ый этаж, в раздевалку.
Одел кожанную куртку, кожанную же, кепку, и получился на улицу.
Не смотря на то, что был ещё сентябрь месяц, погода была как в октябре, шёл досадный мелкий дождь, прохладный ветер так и норовил залезть под воротник куртки, заставляя Олежка поёживаться.
В такую погоду и нечего размышлять про то, чтобы погулять, он пошёл домой.


Олежек жил в четырёхкомнатной квартире, в сероватого цвета, девятиэтажном панельном доме, цвета которого осенью приводили в печаль.
Жил он, естесственно, с родителями и сестрой, которая была на 3 года старше его.
Олега называла Олежком вся семья.
Отец, привлекательный статный зеленоглазый блондин, работал старшим мастером в одном из заводов.
В же заводе работала крановщицей и прекрасная мама, также со светлыми волосами, и голубыми очами.
Ну и сестра Татьяна.
Олег и Татьяна, наверно, их предки так подшутили незначительно, сделав брата и сестру тёзками.
Оля как будто впитала в себя, как и Олежек однако, все самые привлекательные черты собственных родителей.
Высочайшая, статная блондинка, с точёной фигурой, и уже достаточно развитыми грудями.
Олежек и Татьяна, как это не удивительно, совсем и совсем изредка ссорились меж собою.
Даже более.
2 года назад, в деревне у бабушки, летом, Олег балуясь, свалился с дерева, и здорово стукнулся головой о землю.
Целую недельку Олежек тяжело недужил, и всё это время возле его постели дежурила Оля, как будто мама, выхаживала его.
Когда ему станвилось дурно, Татьяна залезала к нему в постель, прижимала брата к себе и начинала петь какую нибудь колыбельную песню (благо, у неё был привлекательный глас).
Олежку от этого становилось чуток лучше, а позже он, в конце концов, засыпал.
И, Олежек был совсем благодарен за это собственной сестре, он ещё более ее почитал и обожал.
Однако, ныняшняя Татьяна некоторое количество поменялась, всё почаще и почаще она была замечена в фирмы какого-нибудь молодого человека.
С братом стала меньше общаться, к тому же пропадать на улце стала всё более и более.
Однако, в семье к этому относились с осознанием, взрослеет девченка, поделать.


Как уже было выше сказано, Олежек также не был обделён красотой, по пути домой, он частенько замечал на себе взоры девченок (а порой даже женщин!
), но вот подойти к ним, и даже просто побеседовать с ими препятствовала его личная стеснительность.
Вот и сейчас на него взглянули две достаточно привлекательные девченки.


В Конце Концов Олежек пришёл домой.
Рано пообедав и попив чай, он стал слоняться от скукоты по дому.
Компа у их не было, а единственная игровая приставка была сломана, и лежала сейчас на починке в сервисе.
Произнесли, что за нею можно идти лишь послезавтра.
По телеку, который стоял в зале, также пока ничего стоящего не демонстрировали.


Ну что ж, означает остаётся лишь идти в свою комнату, может там что нибудь прочесть захочется.
Но Олежку и читать что то не хотелось.
Он просто лёг спиной на кровать, и стал лежать.
Полежав так незначительно, Олежек решил подрочить.
Открыть красота мастурбации, косвенно, дозволила его сестра.
Это было месяц назад, на его дне рождения.
Праздничек этот был только семейным, присутствовали, так заявить, лишь его предки, да сестра, вот и всё.
И вот, когда "торжество" подходило к концу, когда всё самое вкусное было уже съедено, оставалось лишь пить чай, с любимимым Олежкиным кремово-шоколадным тортиком.
И вот, когда Татьяна стала наливать чай сидячим за столом, то невзначай опрокинула чайник, да так "успешно", что часть кипяточка пролилась напрямик на причинное место Олега.
Тот гулко заскулив, практически вылетел из стула, и по прежнему скуля, сломя голову бросился в ванную.
Включил прохладную воду, и сунул собственный член в неё.
Но облегчения не пришло, ошпаренный орган продолжал посылать болевые сигналы в мозг.
Тогда Олежек стал лихорадочно покрывать член зубной пастой, чтобы было не очень больно.
И вот когда он делал эту функцию, стал замечать, когда он проводил рукою по стволу, то неожиданно тот стал посылать милые сигналы.
И эти сигналы в мозг, стали некоторое количество заглушать сигналы боли, что однако, не абсолютно облегчило Олежкины мучения.
Позже подошла мама, с тюбиком с какой то мазью изнутри.
"Вот, намажь сиим" произнесла она.
Олежек тогда пошёл к себе в комнату, выдавил на правую руку содержимое тюбика, и стал осторожно проводить по покрасневшему органу рукою.
Стало пощипывать, но в то, было терпимо.
Чтобы было не неприятно, Олежек вновь стал поигрывать членом, орган вновь стал посылать в мозг милые сигналы, но дискомфорт всё-таки ощущался, и в следствии этого он пресек мастурбацию.
Тринадцатилетие, было самым худшим из дней рождений за всю Олежкину жизнь.
Как здесь не не поверить в несчастливость чёртовой дюжины?
!
К Тому Же Татьяна тогда весь оставшйся день прогуливалась сильно расстроенной.


Спустя 4 дня, когда дискомфорт е не ощущался, Олежек решил возобновил подрочить, чтобы выяснить, как приятным действительно наверное это занятие.
Что ж, реальность опередила всякие ожидания.
Мастурбация оказалась совсем даже приятным занятием.
Но ею он занимался в высшей степени изредка, уедениться оказалось совсем проблематично, так как даже его комната ни на что не закрывалась.
А у их в квартире частенько гостили Ольгины подружки, да хозяйничала сама Татьяна, да ещё предки.


И вот, сейчас эта возможность представлена.
Предки на работе, а Татьяна всё ещё обучается в старших классах, не скоро она покажется.
Олежек полез руками под трико и трусы, и через мгновение вывел на свет божий собственный не по возрасту огромный член.
Послюнявив пальцы правой руки и головку члена с последней плотью, стал руками наяривать.
От приятных чувств у Олежка стало учащаться дыхание, а правая ного непроизвольно подрыгивать.
Так было приятно!
Он закрыл глаза, и его воображение стала выказывать размытые "рисунки" обнажённых дам.
И вот, спустя некое время, Олежек стал ощущать знакомый прилив в органе, что значит, что он в данный момент кон.
.
.


"Кке, кхе.
Кхм.
"-услышал неожиданно за спиной Олег.
У него от этих звуков, показывающих, что за ним стоит кто то живой, принудило душу спрятаться в пятки.
В страхе повернув голову в сторону звуков, он увидел свою сестру.
Она стояла на пороге его комнаты с застывшим удивлением на лице, но при всем при этом с странным для Олежка блеском в очах.
Ее взор ему как то был не приятен.
Он проворно запихнул член в трусы.


-Так-с.
Олежек.
Что ты в данный момент делаешь?
-с какой то ехидной ухмылкой спросила сестра у брата.


-Да так, ничего.
-как то тупо стал оправдываться тот.


-Как это ничего?
А что тогда я видела лишь что?
-

Олежек ничего не ответил.


-Ну тогда я за тебя отвечу, Олежек.
Ты в данный момент лишь что занимался онанизмом.
Когда стал сиим заниматься ?
-

Эти допросы сестры стали незначительно нервировать Олежка, но он ответил.


-Помнишь крайний мой день рождения?
Всего месяц прошёл в последствии него.
Вот, когда я стал лечить писюн и увидел, что некие движения мне приносят наслаждение.
И, онанировать я стал, в которой то степени, благодаря тебе, Олечка.
-

При упоминании недавнего инцедента, лицо Ольги поменялось,но через мгновение возобновил стало надменным.


-Нука.
Покажи мне его.
-отдала приказ она брату.


-Чегооо?
!
-опешил Олежек.


-Покажи мне собственный писюн.
-

-Да пошла ты.
-

-Вот я поведаю всё маме, ты здесь делал.
Будешь позже долго слушать ее расспросы и нотации.
Ну что, покажешь?
-

-А вот ты что в данный момент делаешь дома, будет гораздо лучше, чтобы в школе ?
-попытался Олежек свернуть диалог с данной темы.


-А ты?
-

У нас уроки труда отменили.
-

-А у нас наставник физкультуры заболел.
-лишь в данный момент брат увидел, что Оля одета в спортивную форму.
-Ну, что, хочешь с матерью побеседовать по душам?
-

Олежку с матерью на самом деле не хотелось так говорить по душам.
Нет, она никогда не порола собственных деток, но несмотря на все вышесказанное долго, мучительно долго читала им нотации, и переспрашивала, всё ли они взяли в толк.
И так пару раз, в некоторое количество кругов.
Иногда удавится хотелось.
В конце концов, что он потускнеет, в случае если покажет собственный орган?
Он вновь вынул собственный член нару.


"Ох" шепнула, от удивления открыв рот, Оля.
Ранее она даже и не задумывалась посмотреть на то место, где ширинка брюк, у брата.
И вот, когда Олежек вынул собственный орган, ей было чему удивляться.
За свою, ещё маленькую, жизнь, она узнала троих мужчин.
Все трое были старше ее.
Ну так вышло, что все трое имели не очень большие стволы, не более 14-ти см.
Пока у Олежка член был податливым, и казался не чрезмерно немалым, но Татьяна по опыту е знала, что когда он встанет, возрастет в ы.
И в случае если он возрастет, то Оля с близкого расстояния увидит пока, самый огромный ствол в собственной жизни.


Она подошла к кровати, на коей лежал ее брат и посмотрел на неё.
Та присела и стала пристально посмотреть на орган брата, позже вздохнув, взяла член в правую руку, и стала подрачивать (нужно заявить, в посторонних руках собственный член ощущать Олежку было куда приятнее, чем в собственных).
Олежкин орган казался Ольге куда приятнее с виду, чем у тех мужчин.
Мошонка имела милый розовый цвет, к тому же кроме всего прочего была немножко стковатой, как у всех мальчшек его возраста.
К Тому Же сам ствол владел прятными розоватыми цветами, что вызывало чувство стерильной чистоты, к тому же к же он чем то првлекал Ольгу, так ей и хотелось взять его в рот, чтобы ощутить его вкус.
Олежек сладостно застонал.
Но дрочила Оля собственному брату не долго.
Когда его член достиг подходящей кондиции, она кинулась к письменному столу, который стоял незамедлительно за Олежкиной кроватью, и взяла лежащую на нём линейку.
После Чего подошла к Олежку, и стала замерять его орган.


-Семнадцать с половиной см!
!
!
-удивлённо воскрикнула Татьяна-В тринадцать лет!
!
!
-

"Это сколько же у него будет, когда Олежек остепенится?
" стала про себя размышлять и замерять сестра.
"Никак не меньше возле 30 сэме.
"

-Даа, огромный.
Ну ты и мутант!
-непроизвольно вырвалось у неё.
Она взглянула на лицо брата, на его глаза.
В их она увидела не самодовольство самца, как она ждала,а испуг, замешательство, обиду и наворачивающиеся слёзы.


"Блин, вот так как не поразмыслила.
Не искусному мальчику скудоумие сморозила.
Он так как и вправду всё за чистую монету воспринимает.
Что сейчас делать?
" стала волноваться за брата Татьяна.


-Хорошо, Олежек.
Ты не обижайся.
Просто я не поразмыслила, что произнесла.
Извини меня пожалуйста.
-высокомерие выражение лица и глаз, сменились на извиняющиеся.
Но по очам Олежка, она взяла в толк, что всадила в его душу истинную занозу неуверенности в себе, и, похоже, нарождающегося комплекса неполноценности.


-Олежек, успокойся, я не хотела задеть тебя!
Сходи лучше в душ, это несомненно поможет тебе успокоиться.
-

Брат обиженно взглянул на сестру, и как то по стариковски, поплёлся в ванную.


"Идиотка.
Идиотка.
Бестолковая извращённая трепачка!
"- сев на кресло вблизи с кроватью,стала злится на себя Татьяна.
"И какого ляда нужно было выгляжывать член собственного собственного брата?
Какой чёрт тебя укусил сделать это?
Для Чего нужно было применять конкретно слово "мутунт"?
Лучше что ли невозможно было слова выбрать?
Вот сейчас благодаря тебе Олег будет долго страшно стесняться собственного органа.
Почти Все пацаны, к тому же девчонк также, будут лишь грезить о таком члене как у Олежка, а он в это время, будет ещё посильнее игнорировать встреч с девчонками, пока где нибудь в двадцаать лет не потускнеет девственность в перипихоне с нибудь замухрышкой.
Боже, что ты наделала!
Нужно действовать.
Нужно что нибудь выдумать.
Олежка нужно выручать, вот что делать!
" сокрушалась любящяя сестра.


Сначала в голову Ольги пришла мысль нанять какую нибудь путану.
"Сдрастье, а где ты средства на неё возьмёшь?
Твоих ничтожных карманных средств не хватит.
У родителей спросишь?
Так они тебя начнут надоедать вопросцами, на что.
Воровать у их?
А жить вблизи с ими после чего тихо будешь?
Совесть не замучает?
Даже в случае если это воровство будет во имя спасения собственного брата.
Самой путаной подработать, чтобы иной путане средства выплатить?
Фуу.
Как Говориться, путана не вариант.
"

Позже Ольге пришёл вариант придти к помощи подруг.
Она даже позвонила одной подруге по имени Алёна, но ее телефон оказался занят.
Оля вновь задумалась.
Олежек, естесственно, привлекательный мальчик, но все ее подруги старше него на 3 или же даже на 5 лет.
Вряд Ли между их найдётся хоть одна, кто согласится трахнуться с ребенком.
А пробовать, кто согласится на это, было как то стрёмно, не хотелось Ольге терять собственных подруг.


Можно естесственно, выйти на уцу, подойти к какой нибудь его свёрстнице, или же даже однокласснице, и попросить переспать с Олежкой.
Но та девченка может закатить дебош, и тогда Ольге может угрожать тюремное заключение за совращение несовершеннолетней (а Татьяна считала себя уже довольно взрослой).
К Тому Же кроме всего прочего, у Олежка слшком огромный член, гипотетической девченке будет, естественно, больно, что ухудшит комплекс неполноценности у него.


Вот так как чёрт!
Куда ни кинь, повсеместно клин!


Хотя есть ещё один вариант.
От данной мысли Ольге на сердечко кидало то в холод, то в жар.
А меж ног только в жар.
Можно попытаться самой совратить брата, и в случае если удастся, усиленно имитировать оргазм.
Позже, в последствии секса, наплести чушь, типа, что от его размера члена она ощутила самый мощный оргазм в жизни.
А после чего, когда он, дескать, остепенится, все девчонки будут без разума от него, даже з-за размеров его органа.


Что ж, пора действовать!
Татьяна встала с кресла, вышла из Олежкиной комнаты, и двинулась к себе.
Войдя в свою комнату, она проворно сняла с себя спортивный костюмчик.
Подумав незначительно, Оля сняла с себя лифчик и трусики, раздевшись, следовательно, до гола.
По подошла к шкафу, вынула из него халатик зелёного цвета, и надела на своё обнажённое тело.
После Чего вновь порылась в шкафу, и спустя некое время, вынула коробочку.
В ней были всевозможные контрацептивы.
Порывшись в их, она облюбовала один, самый дорогой из их по цене, вдруг приняла его в себя (всё таки совсем не хотелось залететь от собственного брата).
Презервативы она решила, всё таки, не применять.
Позже Татьяна возвратилась в комнату брата, и села на прежнее место, на кресло.
Олежек не обычно долго задерживался в ванной.
Время, казалось, остановилось.
Мысль про то, что она может переспать со своим родным бра, то приводила в кошмар, то напротив, заставляла размышлять о некоторой благородной миссии по спасению мальчишки.
Но Несмотря На Все Вышесказанное киска от этих мыслей неприлично сильно текла, заставляя нетерпеливо ёрзать на кресле.
По правде говоря, она ещё никогда так не текла, точнее заявить, практически до э не текла.
Но Татьяна уже сделала пару шажков к у, а отступать от собственного, она не привыкла.
Она продолжала терпеливо дожидаться собственного брата.


"Мутант.
Мутант.
Мутант.
" стучало в висках у Олежка, когда он плёлся в ванную.
" Ты мутант.
Мутант.
Мутант.
Мутант.
" вторило вискам сердечко, когда он в ванной раздевался.
"Да,ты мутант.
Не обычное существо.
Взгляни на себя.
" как будто прохладная вода обжигала всё Олежкино существо, эта склизкая, как будто слизь мыслишка, когда он умывался.
Олежек посмотрел на собственный член, он ему казался тогда непропорционально немалым, безобразным.
От 1-го лишь вида органа Олежка начинало воротить.
"Боже.
У всех мальчуганов писюны как писюны, а у меня это очень большое чудило.
" терзл себя он.
"Блин, вот бы в данный момент возник какой нибудь кудесник, Хоттабыч какой нибудь.
И если б он загадал мне лишь одно стремление, то я бы попросил лишь 1-го-уменьшить вот эту, блин, дубину до обычных размеров.
" Но осознание такого, что никакого Хаттабыча никогда не будет, и что желания эти никогда не сбудутся, пихали Олежка к депрессии.
Ему казалось, что вода это не вода, а какая то досадная, прохладная субстанция.
Олегу хотелось хныкать, но он пока держался.
"А так как, девчонки скорее всего, когда я остепенюсь, будут просто паниковать, когда увидят мою безобразную дубину.
" возобновил промелькнула отвратительная мыслишка у Олежки, заставив неожиданно его заплакать.
Хныкал он долго, распластавшись на дне ванны, и не двигаясь.
Лишь горьковатое рыдание сотрясало его тело.
Неожиданно он вспомнил, что в соседнем дворе видел мальчишку, больного ДЦП.
Он помнил, как тот ковылял на загибающихся ногах, но по лицу, движениям было видно, что он хочет жить.
Жить, и наслаждаться жизнью , не смотря на тяжёлую долю, какая выпала на него.
"Ну, что ты разнюнился!
Видел так как такого мальчугана.
У такого вот такое уродство было, а он держался молодцом.
А у тебя.
Член какой то громадный вырос.
Подумаешь!
Проживёшь!
Вставай блин, сопли утри, и продолжай жить!
" откуда то из глубин Олежкиной души вырвался этот призывной и взыскательный рык.
Он встал, умылся ещё незначительно, и вылез из ванны.
Когда Олежек вытирался, его вновь пронзила эта мысль "Пусть хоть э парню и тяжелее, чем мне, но своя рубаха ближе к телу.
Тяжелооо.
" в последствии коей, вновь депрессия начинала склизкой массой оплетать его тело.
Досуха, как он уже привык, вытерев себя, стал одевать на себя трусы.
Вот он увидел, что чтобы одеть на себя трусы, ему приходится незначительно повозиться с членом.
Обыденная ранее операция, в данный момент вызывала у него ужасное недовольство, ему так и хотелось схватить ножницы для стрижки ногтей, и разрезать эту дубину минимум на половину, так он был зол.
После Чего Олежек поплёлся в свою комнату.


Когда Олежек вошёл в свою комнату, сестра изумилась тому, как смотрится брат.
Он как то заторможенно вошёл в свою комнату, с потухшими, ничего не выражающими очами, и тяжело упал на свою постель.
По правде говоря, у Оли защемило от вида собственного брата на сердечко.


-Ну как, Олежек.
Тебе лучше в последствии душа?
-

Брат ничего не ответил.


Ольгу так и подмывало раздеться, и предложить себя Олежку, напрямик сейчас.
Но тогда брат мог просто не взять в толк ее порыва, и просто ужаснуться, и посчитать ее ненормальной, что сильно попортит их дела.
Здесь нужно действовать тоньше.


-Давай, я тебе сделаю успокаивающий массаж.
Ты позволишь мне сделать массаж?
-начала говорить Татьяна.


-Массаж?
-как то безразлично переспросил Олежек.
-Кто тебя обучил делать массаж?
-

-Один из моих мужчин.
-наврала сестра-Так сделать тебе массаж?
Он тебя спасёт от хандры, уверяю тебя.
-

Олежек поразмыслил.


-Хорошо, сделай мне этот массаж.
-согласился он-Предполагаю, ты правду говоришь.
А то мне на самом деле как то не чрезмерно отлично.
-

Он превернулся на животик (был он с самого выхода из ванной в одних трусах).


-Трусы сними.
-мягко попросила Татьяна.


-Для Чего?
-опешил брат.






Похожие новости:
  • Порно рассказ «Олежкино лето (1 часть: Странноватый ежедневник
  • Когда я был ещё мальчуганом, она нередко приезжала к нам совместно с матерь ...
  • В узеньком кругу (абсолютная Version
  • Мечты сбываются
  • Дачные приключения (продолжение)


  • Друзья сайта
    пусто   
    пусто