Возлюбленная сестра


Эта история началась издавна, когда я еще обучался в шестом классе. На все 3 месяца летних каникул я уезжал в деревню к бабушке, где у меня были свои друзья: кто- то, так же как и я приезжали туда лишь на лето, а кто-то был местным, но всем нам было весело. Мы строили землянки, вечерами жгли костры, пекли картошку, слушали магнитофон – как говориться, каникулы проходили насыщено и любопытно. И вот в то лето помимо меня к бабушке приехала и моя двоюродная сестра Оксана, которая была младше меня на 4 года, и поэтому на тот момент была второклашкой.

Так- то она и ранее приезжала летом туда, но лишь на выходные дни с родителями. А в тот г. было решено выслать её в деревню на все лето. Мне, как старшему брату, было строго - настрого наказано смотреть за ней и быть ей во всем поддержкой и опорой, чтобы не перегружать заботой престарелую бабушку.Я, естесственно, отнесся к такому поручению без особенного воодушевления: во - первых меня смущала разница в возрасте, во - вторых, в нашей фирмы были лишь пацаны, и про то чтобы брать её с собой на наши мероприятия не могло быть и речи.
Но, деваться мне было некуда - я был ребенком покорным, поэу я стал уделять сестре время в перерывах меж гуляниями.
Интересы у нее были поэтому возрасту: возилась с куколками, что-то рисовала, самозабвенно игралась с нашим котом, наряжая его в платьица и штанишки.
Пришлось и мне воспринимать роль в её забавах.


    Однажды она предложила мне поиграть в больницу.
Ну что ж, лечебница так лечебница - поразмыслил я тогда, не зная, чем все это может обернуться.
Наверно с недельку мы игрались без особенных заморочек.
Но я стал помаленьку замечать что её "жалобы", когда по сценарию игры она была нездоровый, все почаще и почаще стали относиться к её ноге, а в случае если быть чётким - той части, что выше колена.
В данной игре исцеление сводилось к какому - то массажу, поглаживанию разными "инструментами" и т д, ну все, скорее всего, игрались в детстве!
Прогуливалась она в шортах, и мне приходилась "лечить" не сокрытую одеждой девичью ляжку.
Вдруг меня побывала мысль - что ей нравится моя возня в конкретной близости от.
.
.
такого места, что прятали шорты.
Таковая мысль меня на полном серьезе взбудоражила!
На дворе была середи 80-х годов, время, когда в стране " секса не было ", и я в те годы не то что не знал, что там под этими шортами, но даже и поразмыслить об этом боялся!
Но, как понятно, запретный плод сладок, и я стал относиться к данной игре с немалым энтузиазмом.
Помаленьку, от игры к игре я в собственных " целительных " манипуляциях стал все ближе и ближе продвигаться к полосы шорт, а порой, как бы случайно, касался её промежности.
И было по всему видно, что такое исцеление ей в высшей степени приятно.
Увидел я такую вещь: когда я лечил её руку или же нижнюю часть ноги, она лежала беспокойно: болтала, возилась; а когда я лечил бедро - она как будто замирала, и даже порой закрывала глаза!
Такое изобретение пробудило в моей душе неизведанное до сих пор возбуждение, от которого поначалу перехватывало гортань, а после чего томным камнем опускалось вниз животика, заставляя наливаться мой член каменной твердостью.
Меж тем лето длилось, и не стоит размышлять, что мы лишь тем и занимались, что игрались в больницу.
Решительно нет - я, бывало, целыми днями пропадал в фирмы друзей, в лесу, на пруду, или же в велосипедных путешествиях.
На игры с сестрой времени не оставалось.
Но но несмотря на все вышесказанное когда наступала дождливая погода, и на улицу идти не было желания, мы предавались утехам сообща с Оксаной.
К концу такого памятного лета, я достиг такого, что во время игр в больницу уже храбро поглаживал промежность сестры, правда сокрытую трусами и шортами, а в холодную погоду - трусами и трико.
А вот с её стороны энтузиазма к моим гениталиям практически не наблюдалось.
Когда "нездоровым" был я, то я еще пожаловался на болезненность ноги, но она "лечила " мне конкретно бедро, и, казалось, абсолютно не замечая стоящий колом, оттопыривающий трико член.


    Лето закончилось, и мы разъехались по домам.
Жили мы, правда, в одном городке, лишь на различных его концах.
На Протяжении учебного года мы с ней, естесственно, встречались.
Новый г., дни рождения родственников, личные дни рождения - предлогов для встреч было много, но они практически постоянно проходили при большом скоплении народа - куда там до игры в больницу!
Это не в деревне, где мы были дома одни, а привыкшая к сельхозтруду бабушка каждый день пропадала в огороде.
Учёба тянулась значительно подольше, чем каникулы.
Но время шло, я, как и все мои одноклассники взрослел, и в дискуссиях со сверстниками все почаще и почаще возникала тема отнощения полов.
Оно и ясно: на этот период пришелся гормональный скачок, созревание.
Вокруг моего члена стали чернеть и курчавиться волосы, а сам вышеупомянутый стал каждый день доставлять озабоченность своим восставшим состоянием.


    И вот мы вновь на каникулах в деревне!
Да здравствует свежий воздух, колоритное летнее солнышко и свобода!
Мы с Оксаной приехали туда практически в один день.
Некоторое Количество дней прошли в "притирочных " беседах, обсуждении прошедшего учебного года и несущественных новостей.
И вот настал день, когда она предложила мне поиграть.
Во
что?
Ну, конечно, в "больницу"!
И все понеслось по знакомому сценарию.
Сиим летом мне у хотелось большего, чем робкое прикосновение к её свещенным местам.
И я начал смелеть : сейчас во время массажа ноги я практически всецело концентрировался на ощупывании её ягодиц, лобка, и участка меж ног, расчитывая по тактильным чувствам взять в толк, что все-таки там такое располагаться под одеждой ?
И что меня удивило: на этот разов у и Оксана с энтузиазмом начала "массировать" мой член, и цели преследовала точно такие же как и я!
Ох, как это было приятно!
Мое естество как правило в именно такие минутки не то чтобы стояло, оно практически трещало от лишнего внутреннего давления!
А ловкие девичьи пальчики жадно изучили через ткань набухшую головку, закаменевший ствол, яйца, и даже ныряли к анусу.
Но в случае если для нее - то уже было приблизительно ясно то, что у меня в трусах, то для меня строение её органа все еще оставалось тайной.
Массируя её промежность, я сейчас стал отчетливо слышать какие - то хлюпающие звуки, и это еще более усиливало мой энтузиазм!
Нужно было что - то делать, вносить в игру какой-то элемент, который несомненно поможет мне приблизиться к свещенной цели.
И я предложил делать укол в попу, спуская при всем при этом трусики.
Оксана не отказалась.
Я отдал приказ встать ей на четвереньки.
Дрожащими от возбуждения руками приспустил трико, трусики, и моему взгляду предстали округлые ягодицы сестры.
Щеки мои горели, дыхание было прерывистым.
Но трусики были спущены не всецело, они не открывали обзор промежности, а спускать их ниже я боялся - неожиданно Оксанка проболтается старшим про то, что я снимал с нее трусы!
А в те строгие времена обвинение в сексапильных домогательствах были просто ужасом, который и противнику не пожелаешь!
Хотя в глубине души я был уверен - Оксана ничего не произнесёт взрослым.
Эта уверенность подкреплялась тем, что она все явней испытывала наслаждение от моего массажа лобка, промежности и ягодиц.
Она закрывала глаза, тяжело дышала, периодически прочно сжимая ягодичные мускулы.
И лишь уже в крайних числах августа, перед тем как уехать в город и приступить к учебе, я отважился.
Делая "укол " я спустил её трусы разве что не до колен!
Вот она - девичья писька !
Я просто обомлел, запамятовал имитировать манипуляции с уколом, мои глаза просто впись в её лоно.
Безволосые половые губки были мокрые от выделений, исходящих из глубины чуть-чуть раскрытой розовой щели, над коей расползалась лучиками дырочка ануса.
Этот вид меня просто заворожил, я удержался и чуть-чуть провел пальцами по увлажненной мякоти её срамного места.
Мыслей в голове не было, в висках стучало, а сверкающие от её влагалищных соков пальцы - дрожали.
Для меня эта сцена была апофеозом такого лета!

В Последствии данной игры я, как обыкновенно, залез на чердак, где при помощи мастурбации снимал возникающее напряжение.
Но на сей разов я при обнюхивал пальцы, побывавшие ТАМ!
Какой чудесный, притягивающий и дурманящий аромат!


    Перед тем как мы уехали из деревни, мне удалось, следовательно, ещё несколько раз посмотреть и прикоснуться к её письке.
Это было незабываемо!
Жалко, что перед школьными друзьями таковыми достижениями не похвастать.
Помню как - то одноклассник притащил в школу мутную потертую фотографию, на коей улыбающаяся грудастая тетка посиживала с обширно раздвинутыми ногами, показывая свою бритую промежность.
В то время этакие фотки были редким явлением, поэу все пацаны класса во все глаза разглядывали данный экземпляр.
Я также присоединился к просмотру.
Осмотрев половые органы тетки с фото я, внезапно для себя изрек: « Похоже!
» Здесь меня все подняли на хохот: «А ты - то откуда знаешь?
!
У себя посмотрел?
» - не унимались шутники.
Кровь ударила мне в голову, но оправдаться я никак не мог, так как эта постыдная тайна была не столько моей.
Так и посмеялся сообща со всеми.
Хотя И скребл в душе кошки, а еще одно лето в деревне я ожидал с замиранием сердца.


    В Последствии окончания учебного года я ехал к бабушке с еле скрываемым восторгом.
Оксана была уже там, и это тревожило меня не на .
Все было, как и прошедший г.: некоторое количество деньков адаптации и вот мы вновь, по взаимному решению приступили к игре в больницу.
Мне не терпелось возобновил стащить с Оксанки трусишки и узреть, а еще лучше и потрогать, то, о чем я так грезил всю осень, зиму и весну.
Но, к моему кошмару, спускать трусы для укола она отказалась, хотя ощупывать себя давала!
Меня это огорчило до глубины души.
В чем все-таки дело?
Ответ на этот вопросец я получил где - то через месяц упорных попыток оголить её письку.
Просто щупать через одежду мне было у не любопытно, и я стал отрешаться от данной игры, предпочитая её гулянью с друзьями.
Оксана это взяла в толк, и вот однажды, когда я в очередной разов отклонил её предложение поиграть в больничку, произнесла: « Ну, Серёж, давай поиграем.
.
.
в случае если хочешь, то станем делать уколы в попу без трусиков!
» Меня от такового предложения бросило в жар!
Неописуемо!
Я мгновенно согласился.
И вот я делаю "нездоровый" укол.
А вот и первопричина её стеснения: вокруг половой щелки возникли 1-ые волосики, некие из коих уже почернели.
Они еще не курчавились, а ровненько, как уложенные росли в различные стороны от огромных половых губ.
Это предавало представшей предо мной картине еще огромную эротичность!
К Тому Же сама пська стала сочней и выразительней.
В Последствии данной игры я еле успел залезть на чердак - только чуть я достал собственный онемевший от долгого стояния инструмент, и пару раз дернул крайнюю плоть, как настала массивная рядка!
С этого дня сестричка не смущалась, охотно подставляя собственный оголённый зад под мое обозрение.
Совсем скоро я стал стягивать с нее трусы, типо для осмотра, когда она лежала на спине, и тогда я наслаждался зрелищем её лобка, не очень большого клитора, и живота, вид которого меня также возбуждал.
Я уже взял в толк основное: во-первых, как божий день ясно, что родителям о наших игрищах она не поведает, а во- вторых, мне стало бесспорно, что первоисточник её энтузиазма в данной игре - это мое ощупывание её свещенной дырочки.
В этом я постарался проявить рвение.
Я тщательнейшим образом смотрел за её реакцией на ту или же иную ласку, и в случае если видел, что ей это совсем нравится, то использовал такое каждый день, а при отрицательной реакции - более так не делал.
В глубину сочащейся влагой ласковой пещерки я не лазал, так как невзирая на информационный аппетит такого времени о наличии целки я слыхал.
Но вовнутрь неё я заглядывал, бережно разводя половые губки пальцами.
И думаю, нет смысла говорить про то, что мыслей совершить с сестрой половой акт у меня в голове не было и в помине.


    В Случае Если я во время игры без осложнений разглядывал нижнюю часть тела Оксаны не сокрытую одеждой, то вот Оксана так и не решалась стащить с меня плавки, хотя энтузиазм её к у, что там укрыто, обозначался совсем верно.
Ощупывала она меня с нескрываемым наслаждением.
А уж какое наслаждение от этого получал я и говорить не приходится!
Пару Раз, когда она проявляла особенное рвение в "массаже" я был на гране семяизвержения.
Но не хватало самой малости.
И вот тогда я решил провернуть один трюк.
Когда наступила моя очередь изображать сраженного недугом больного, я на обычный вопросец доктора « Что у вас болит?
» - заместо обычного "нога " или же "рука" ответил: « Пися!
» Оксана на секунду застыла в нерешительности, а позже нетвердым голосом произнесла: « Ну, что ж.
.
.
Давайте взглянем.
.
.
» И принялась спускать с меня, лежащего на спине, трико и трусы.
Это удалось ей не су, так как стоящий член как корабельный якорь цеплялся за одежду.
Представший во всей собственной красоте мой молодецкий орган поверг её в ступор.
Она посмотрела на него немигающим взором, движения были дерганые, дыханье замерло.
Я был в таком же состоянии.
Дотронуться до него она отважилась не незамедлительно, но всё же приступила к " осмотру".

Эту функцию я еще выдержал, но когда она, осмотрев "нездоровое место" назначила в качестве исцеления массаж, и с энтузиазмом взялась за его воплощение, я взял в толк, что исчез!
Она нас тщательнейшим образом ощупывала ствол, головку и яйца, что я начал ощущать неумолимое приближение естественной в таком случае развязки.
Были мысли приостановить это безобразие, убрать её руку, но мне было так приятно, что все мое существо не желало прерывать подступающее счастье.
И вот в ласковой недольшой ручке Оксаны головка моего члена очень быстро набухла, а с его кончика брызнули тугие капли мутной семенной воды!
Я был на грани утраты сознания от накрывшего меня с головой оргазма.
Придя в себя от пережитого, я увидел растерянное лицо сестры, и чувство блаженства сменилось ощущением жгучего позора.
« Что это?
» - услышал я дрожащий глас Оксаны.
Поборов смущение я принялся разъяснять: «Понимаешь, когда ты меня так трогала, то мне было совсем приятно, а в случае если долго трогать мою писю, то .
.
.
вот из нее течет таковая жидкость, именуется она сперма .
.
.
.
.
, а мне в этот момент Совсем приятно!
Тебе так как также приятно, когда я трогаю твою писю ?
» «Ну да» - ответила она.
«Это практически постоянно у жителей нашей планеты так - подытожил я - когда трогают друг друга письки, то это практически постоянно совсем приятно ».
Такое мое объяснение её удовлетворило, и она уже без испуга рассматривала опавший мой член и с энтузиазмом изучала семенную жидкость: растерла её меж собственных пальцев, понюхала, размазала её по моему животику.
« Хочешь, сейчас я тебя потрогаю?
» - предложил я.
« Хочу!
» - согласилась она не раздумывая, после этого прилегла на мое место на кровать и стащила до колен свои шорты и трусы.


    С тех пор игра в больницу оказалась в полном забвении.
Сейчас мы просто давали друг другу, по мере возникновения желания, "потрогать письки".
А стремление появлялось у нас ежедневно и не по разу!
Если Б возникшие меж нами дела взялся откомментировать опытный сексолог, то сиё он именовал "обоюдной мастурбацией".
Меня естесственно, мучили угрызения совести, так как я отдавал себе отчет, что занимаюсь делом непорядочным, и виной всему родство с объектом собственных сексапильных утех, но стремление смотреть и потрогать письку сестры, доведя её до такого момента, когда она прерывисто дыша прочно сжимала мою руку в собственной промежности бедрами и при всем при этом выгибалась в дугу, а после чего со стоном обмякала, к тому же стремление пережить те чувства , когда моя писька выстреливала в ладошку Оксаны еще одну порцию спермы, пересиливала все благоразумные доводы.
Идет отметить и тот факт, что наши с ней дела стали еще больше дружественны, чем были ранее, хотя и ранее мы не ссорились и не ругались.
Еще бы, так как нас группировала одна тайна, доставляющая взаимное удовольствие.
С этого же момента в наши дискуссии добавилась сексапильная тема, мы делились чувствами от "трогания писек", ведали вульгарные смешные рассказы, пересказывали увиденные "взрослые" сцены в фильмах, коих в те времена было не густо.


    Но и это лето подошло к концу.
Мы совсем тепло расстались, понимая, что сейчас наслаждение до последующего лета доставлять понадобиться самим себе в одиночестве.
Учебный г. в этот разов для меня тянулся долго.
Я заканчивал восьмой класс, у меня до середины июня были выпускные экзамены, нервные треволнения, а позже началась пора подготовки к вступительным экзаменам в радио механический техникум.
В , освободился я лишь к августу .
В деревню я летел как на крыльях !
Накопившееся за время всех этих экзаменов нервное напряжение требовало выхода, и огромные надежды я ложил на Оксанку.
В 1-ый же мы уединились и по нескольку разов довели друг до бурного оргазма.
С каким волнением я рассматривал писечку сестры, коию не видел практически г.!
Волосяной покров уже был развит, волосы покрывали лобок, огромные половые губки, но анус был еще гол.
По сопоставлению с прошедшим летом малые половые губки и клитор возрасли в размере и цвет их купил густую розовую окраску.
Это было очаровательное зрелище!
Невозможно еще не отметить совсем необходимый факт: у Оксанки начала вырастать грудь.
Ну грудью, естесственно, эти припухлости вокруг сосков было именовать тяжело, но и все же это добавляло эротизма.
Тем Паче, как лишь я начал их ощупывать, Оксана незамедлительно заявила, что это ей совсем приятно, и сейчас ареал моих мануальных ласк возрос.


    Август пролетел настолько очень быстро, и увидеть его успел.
И как позже оказалось, после чего все пошло кувырком.
Последующие года, пока я обучался в техникуме, с каникулами у меня была беда: то экзамены, то практика, то стройотряды, то колхозы.
А Оксана на лето стала ездить в спортивные лагеря (она занималась прыжками на бае), и её отъезд в лагерь практически постоянно совпадал с моим приездом в деревню.
Нет, мы, конечно, виделись с ней, но происшествия для совместной мастурбации были не подобающие.
С каждым годом Оксанка смотрелась все взрослей и взрослей, а невидимая нить наших взаимоотношений становилась все тоньше и тоньше, и в конце концов оборвалась.
У незадолго до армии я приехал на недельку в деревню, и сестра была там, но за это время я так и не отважился предложить данной четырнадцатилетней девушке " потрогать письки" - уж чрезмерно серьёзной она смотрелась.
Что касаемо моей половой жизни, то девственником я на тот момент не был.
Но и опыт мой был совсем небогат.
Несколько Раз на пдновании Нового года я, в изрядном подпитии уединялся с таковыми же опьяневшими девушками просто характера, с которыми мы как - то скоротечно спарились, да в стройотряде разок я загулял с привлекательной сельской девахой, которая целый месяц ездила мне по ушам про любовь, самозабвенно целовалась, а отдала только в крайние дни моей трудовой ссылки.
При она лежала как бревно, её промежность при всех моих усилиях так и не наполнилась влагой, и в следствии этого об этом сексапильном контакте я вспоминаю с страхом.
А девчонка, повторюсь, была совсем красива, и все мои однокурсники мне завидовали.
В Последствии я на всех привлекательных дам посмотрю с подозрением.
Вот с таковым сексапильным багажом я и уехал дать долг Русской Армии.


    "2 года, как 2 дня " - гласит популярная солдатская поговорка.
Но, естесственно, это мощное преувеличение, призванное вселить веру в светлое будущее в измученных службой солдатиков.
И все жеки, терпя тяготы и лишения военной службы, я дотянул до демобилизации и возвратился в родные пенаты.
Оказавшись на гражданке, я ударился в дебоширство : то друзья, то знакомые, то однокурсники, то одноклассники - со всеми нужно было испить за моё возвращение.
Две с лишним недельки гражданской жизни перевоплотился в сплошной запой, прервала который жуткая история.
Я ввязался в опьяневшую драку, помогая отбиваться двум каким-то парням от грязно матерящейся фирмы.
А оказалось, что матерившиеся мужчины были милиционерами в гражданке, а отбивавшиеся двое - или наркоторговцы, то - угонщики автомашин.
Как Говориться я оказался в ментовке.
Но мне подфартило: милиционеры оказались рассудительные, они подтвердили, что я не при делах, и меня отпустили .
.
.
.
.
избив для обслуживания разве что не до полусмерти.
Пару дй меня рвало, цо было неузнаваемым, а тело перевоплотился в сплошной синяк.
Но это было лучше, чем отправиться за сетку.
Обеспокоенные моим поведением и состоянием предки отвезли меня в деревню, на восстановление и исправительные работы .
Пребывание в деревне Оксаны на меня поначалу никакого впечатления не произвело .
Да на меня вообщем некоторое количество дней ни впечатления не производило .
Практически недельку я лежал в собственном "флигеле" ( прежний чулан , переделанный мною в незапамятные времена в домашнюю комнатку) глядя в потолок, ни с кем не разговаривая и не выходя на улицу.
В конце концов, двадцатилетний организм, свежий воздух и здоровое питание сделали свое дело - отпечатки побоев практически рассосались, в голове прояснилось и мне захотелось жить.
Вот здесь то я и посмотрел на нее повнимательнее.
Оксанка расцвела!
За те 2 года, что я её не видел, она перевоплотился в истинную кросотку.
Очертания Лица обрели выразительность , фигура округлилась , и даже походка и все движения стали какими -то женственными .
Из под обтягивающей футболки натужно выпирали 2 полушария смачных грудей .
Мне, в последствии двухгодовалого сексапильного поста посмотреть на нее было просто опасно - можно и рассудком помутиться!
Но было ясно, что мне от нее ничего не светит - вон какая взрослая стала!


    Из моих сверстников в деревни не было никого - всех жизнь пораскидала, но молодежи было много и места вечерних костревищ не поменялись.
И вот я отправился на молодежную тусовку в соседнюю рощицу, где были изготовлены лавочки, на коих до глубочайшей ночи посиживали вокруг костра дети.
Оксана была там завсегдатаем.
Мы долго травили смешные рассказы, болтали о всякой чепухе, и я делился своими впечатлениями об армейской службе.
Из дискуссий я взял в толк, что в городке у Оксанки есть молодой человек, которого она частенько упоминала.
Домой мы с сестрой отправь сообща.
У крыльца остановились покурить.
И дернули меня черти спросить Оксанку: «У тебя молодой человек в городке есть?
» «Да» - ответила она.
« А у тебя с ним .
.
.
.
.
что-нибудь было?
» - задал я недвусмысленный вопросец, который просто не давал мне покоя.
Неожиданно Оксана дернулась, и резко ответила: « А твое какое дело?
» Ответить ей я не успел, так как она, бросив окурок, вошла в избу, хлопнув дверью.
Я абсолютно поник, и выкурив еще одну сигарету поплелся в собственный "флигель".







Похожие новости:
  • Радостная семейка
  • С братом
  • Жизнь с сестрой
  • Поход к другу
  • Однажды в деревне


  • Друзья сайта
    пусто   
    пусто