Ночкой все кошки серы


И меня всегда бесил этот мужской стереотип, что если женщина голубоглазая стройная блондиночка с длинноватыми ногами и высочайшей грудью, - то означает она обязательно безмозглая похотливая сучка. Наверняка, из-за этого Джек меня вечно и ревновал. Естественно, ухажёры вечно рыскали вокруг меня, всегда готовые услужить, но всегда безрезультативно.

В прихожей я тихо сбросила туфли. Прислушалась. Дом был тих и безгласен. Только из гостиной на нижнем этаже доносилась тихая музыка и через полуприкрытую дверь расплескивался лёгкий свет ночника.

Роберта, моего отпрыска от бывшего супруга, дома не было. Он был должен возвратиться только через три денька со собственных сборов по южноамериканскому футболу. Означает, это Джек. Наверняка, ожидал меня, лёжа перед телеком, да так и заснул.

Я на цыпочках прокралась повдоль двери в гостиную в ванную комнату. Тут я плотно закрыла дверь, быстренько сбросила с себя всю одежку и залезла под душ. Я длительно стояла под жаркими струями воды, но моя надежда не оправдалась, я не протрезвела ни на чуток-чуток.

Вздохнув, я вылезла из воды, насухо вытерлась полотенцем, опять натянула трусики, - из одежки накинула на себя только собственный лёгкий маленький халатик.

Снова прокралась к двери гостиной, прислушалась. Не Считая приглушённой музыки из комнаты не раздавалось ни звука. Я тихонечко приоткрыла дверь и заглянула вовнутрь.. В гостиной темень, - хоть глаз выколи. Ночник быстрее давал ориентир, чем что-то освещал. Мгновение я постояла, привыкая к мгле, и скоро смутно различила на диванчике очертания обнажённого медвежеподобного тела Джека.

И, вдруг, одна очень увлекательная идея пришла мне в голову. Признаюсь, была бы я не так пьяна, - навряд ли бы я отважилась на такое. В общем-то я всегда была человеком умеренным и застенчивым. Но на данный момент, я была твёрдо уверена, 100 отыскала метод решить с Джеком миром тему моего запоздания и известной степени опьянения. Я даже улыбнулась, - до того эта идея показалась мне стоящей. Улыбнулась и возбудилась. Признаться честно, ближайшее время наш секс с Джеком издавна уже стал каким-то пресным и одинаковым. И я уже издавна подумывала, вроде бы превознести в наши дела в посте какое-то обилие и клубничку. И это ла хорошая возможность. Чёёртт.. Я даже потекла от этих мыслей...

Медлительно я подкралась к лежащему Джеку и склонилась над ним. Он спал, тихо посапывая, подложив под голову свои сильные жилистые руки. Я улыбнулась и склонилась над ним. Медлительно, я стала водить своими наманикюренными ноготочками по его груди и животику. Я не лицезрела его лица, но чувствовала, что он заулыбался во сне, и даже потянулся от наслаждения, как будто кот. Я встала на колени перед диванчиком и стала медлительно и мягко ублажать губками плечи Джека, его грудь, животик и бёдра. Я слышала, как участилось его дыхание, его кожа покрылась гусиной кожей, но он всё-равно не пробуждался. Ничего-ничего.. Проснёшься, милый... Я провела кончиком язычка по его мускулистому поджарому животику..

Да, Джек любил спорт, - и много времени проводил в спортзале. За что и воспользовался у Роберта непреложным авторитетом. Сам Роберт хоть и обучался отлично, но просто был помешан на южноамериканском футболе. Это у меня, правда, не вызывало никакого экстаза, - но что я могла поделать? В неких вещах я издавна уже не имела на отпрыска никакого воздействия. Иногда он меня о каких – или собственных решения и поступках просто ставил в известность, как перед свершившимся фактом. Преподнося это так, что я, дескать, и за это ещё должна его благодарить.

Джек заворочался, пока я медлительно вылизывала его пупок. Мои ручки уже медлительно стаскивали с его бёдер плавки. Сделать это было тяжело, поэтому, как его член был уже возбуждён и разбух до неописуемых размеров, очень оттопыривая плавки. Но вот в конце концов я высвободила из плена этого монстра.. У меня даже на миг оборвалось дыхание. Никогда бы не поразмыслила, что мужское достоинство Джека может достигать таких богатырских размеров. Он был неописуемо возбуждён, а, означает, это подтверждало, что я избрала верный путь. Я сама уже просто текла, как похотливая сучка. Я желала это член. Великанская мощная каланча Джека с толстыми разбухшими венами с увенчавшей её большой напряжённой булавой вызвала сразу и экстаз и опасение. Я обхватила это чудовище собственной маленькой ручкой и на миг обмерла. Мне еле удалось обхватить его собственной ладошкой. Он просто обжигал меня, - до того он был жаркий. У меня даже ротик распахнулся от удивления, - никогда бы не поразмыслила, что Джек на такое способен. Я стала медлительно водить рукою верх-вниз, продолжая губками ублажать животик и пах Джека.

Я услышала приглушённый удивлённый стон Джека. Он тяжело дышал, мышцы его пресса прогуливались ходуном, а когда мои пальчики добрались до его огромных тугих яиц, лаского их массируя и тихонько царапая ноготочками, - он звучно застонал. По-моему, он уже не спал.. Естественно, не спал, - как здесь можно спать, когда с твоим дружком вытворяют такое? Но далее притворялся спящим. Желал поиграть? Я улыбнулась, - ну, хорошо, милый, поиграем, - я немного укусила его за бедро.

Член Джека пульсирующий и напряжённый был, как будто, жива большая упругая змея. Он извивался в моей ладошки, будто бы не желал даваться мне добровольно. Скоро, я взялась за него уже обеими руками, и сжав обеими ладошками, , - с большой скоростью гневно надрачивала его ввысь-вниз, чувствуя в собственных ручках эту пульсирующую бычью мощь. Не способенх сдержаться я опустила голову, и принялась ублажать губками тугие яичка Джека и основание его члена.

Бёдра Джека, дрожа от возбуждения, рывками двигались навстречу моим рукам.

Он осипло застонал.. Нет, сдерживаться он больше не мог, - я ощутила, как его руки обхватывают мою голову, как его кулак собирает мои лохматые густые волосы в один пучок и сжимает его. Я было победоносно улыбнулась.. И вдруг Джек, отстранив мою голову от собственного паха, но не опуская из капкана собственного кулака моих волос, резко сел на диванчике. Со стороны это смотрелось грубо, - он держал меня за волосы, как какую-то шлюху, но на данный момент мне было полностью наплевать на это, - я не спускала глаз с его большой возбуждённой елды. Я желала его член, а мои трусики были уже насквозь влажными от желания. Я текла как будто сучка во течки.

Я задумывалась, что на данный момент Джек одарит меня страстным пылким поцелуем, - ну, хотя бы в благодарность за мою доброту и ласку, - но он, видимо, был страшенно перевозбуждён.

Заместо закономерного поцелуя, Джек притянул мю голову к собственному паху, пока большая головка его члена не упёрлась мне в губки. Я было дёрнулась, - но мои волосы были в надёжном капкане, я не могла без помощи других пошевелить собственной головой ни на сантиметр в сторону. В другое время, я обязательно, устроила бы Джеку разнос за настолько унизительное воззвание со мной, - но на данный момент я сама желала этот член. Сейчас это чудовище, одним своим видом заслуживало, чтоб его отсосали. Джек, сжав этого монстра в кулаке, водил им мне по губам, -пока я, в конце концов, как будто, смирившись, не раскрыла собственный ротик.

Невзирая на бесцеремонное воззвание со мной Джека, я решительно была настроена подарить ему самый наилучший в его жизни отсос. С огоньком. Что-то, типа, - «знай, наших»! И показать ему, что его возлюбленная дама в кроватии с ним может быть качественной порочной самой истинной шлюхой.

Но на мою решимость подарить Джеку незабвенный пылкий и жаркий миньет уже скоро обвалились очень серьёзные тесты. Богатырские размеры Джека сейчас были просто неописуемыми. Но мне очень польстило, что я оказалась способна так просто и очень возбудить моего благоверного.

Я смачно облизала напряжённую головку Джека, обильно смачив её слюнями и лаская язычком натянутую уздечку. Но Джека уже, видимо, не заинтересовывали неповторимые и изощрённые ласки. Он просто желал отсоса. Его рука с силой давила мне на затылок, насаживая мой ротик на свою вздыбленную плоть. Это было катастрофически грубо. Но сейчас грубость Джека отчего-то, только ещё посильнее распаляла меня. И с послушливой готовностью раскрыла собственный ротик ещё обширнее, пропуская в себя Джека. Ранее денька, сказать по правде, я задумывалась, что знаю член собственного хахаля. И, к слову сказать, ранее, - у меня никогда не составляло труда заглотить его член до самого основания. Но сейчас я ощущала себя чулком, который упорно, без оглядки, натягивают, не обращая внимания, что размер чулка очевидно будет гораздо меньше. Заслугой мне был возбуждённый прерывающийся шёпот Джека..

- Да.. Умничка.. Принцесса.., - шептал он осипло, закинув голову вспять, - весь мир к твоим ногам брошу.. Хоть Какое желание выполню.... Только заглоти до конца... Солнышко..

Глас Джека был искажён от страсти. Не припомню, чтоб ранее он меня награждал такими эпитетами. Вобщем, мне некогда было прислушиваться к его интонациям, - все мои усилия были брошены на то, чтоб взять член Джека до конца.

Я встала на четвереньки, распахивая собственный рот, как это может быть, пока не стало сводить скулы, да и на это не направляла внмания. Могучий ствол, жаркий и пульсирующий, мм ха миллиметром протискивался в мой рот. На миг мне даже показалось, что он не даст мне дышать. От напряжения у меня выступили слёзы, - но ничто не могло меня поколебить. Я знала, что возьму в рот эту каланчу до самого конца.

Я ощущала, как головка его монстра медлительно вошла мне гортань. Я даже сдавленно всхлипнула, давясь, уже с трудом ловя маленьким вздохами воздух. Джек же только сладострастно застонал. Наверняка, он бы дать собственной даме маленькую передышку, тормознуть, хотя бы на полминуточки, - и дать хотя бы малость привыкнуть к его разбухшему до конских размеров чудовищу. Но нет.. Казалось, он ни капельки даже не думает, каково на данный момент мне, - насаженной до гортани на его огромную елду. Всё так же держа голову закинутой вспять, с звучно и прерывисто дыша, он неумолимо давил на мою голову обеими руками, насаживая меня на член до самого гортани. Ей –богу, мне потребовался весь мой опыт и моё умение в оральных ласках, чтоб не подавиться. Никогда не задумывалась, что Джек может быть нас эгоистичен. На Данный Момент его более ни черта не заинтересовывало, - но только бы запихнуть собственный член в мой рот до самого конца.

И вот это случилось, - не знаю, кто этому больше обрадовался, - я либо Джек. Мой носик упёрся в металлической животик Джека. Я ощущала его яичка у себя на подбородке, а его головка, мне казалось, как минимум у меня в желудке. Но я смогла!!! Не знаю чему я так радовалась.. Но моя душа просто пела от триумфа. Я всё так же стояла на четвереньках, и мои бёдра просто прогуливались ходуном, так моя киска желала члена..

На несколько мгновений мы застыли. Джек от кайфа, а я, взмокшая от натуги, расгорячённая и возбуждённая, просто страшилась пошевелиться, что не задохнуться, головой насаженная, как будто тетерев, на этот живой кол.

Но всё-таки в конце концов не в более вздохнуть, - мой рот заполнился обильной слюной, - я подавилась. Я уж задумывалась, что мне конец, так и помру от удушья на члене любовничка. Но Джек внезапно смилостивился. Он не отпустил моих волос из собственного кулака, но больше не давил с силой, прижимая мою голову к собственному паху. Когда он меня отпустил, и я смогла соскочить с его члена, - из моего рта на мою грудь хлынула слюна. Я с трудом шумно дышала и откашливалась, а Джек лаского гладил меня по голове

Я потянулась к нему, выкатывая вперёд губы. Я желала его поцелуя, желала чтоб он заключил меня в свои объятия и поцеловал, - страстно и лаского. Ведь я заслужила ..

Я даже захныкала от какой-то детской обиды, когда Джек заместо поцелуя, опять, наклонил мою голову к собственному члену и опять сжав собственный член у себя в руке, принялся водить им мне по губам и щекам, практически урча. Ему очевидно нравилось видеть происходящее, его это очевидно возбуждало. Ну, не желает целовать меня в губки, - буду целовать туда, что предлагают, - с обидой поразмыслила я. О сопротивлении я и не помышляла, - очень дико я была возбуждена.

Разомкнув губки, я замкнула их на головке члена Джека, и смачно засосав её, скользнула ртом вниз по напряженному стволу. Рука Джека опять нажала на мой затылок, и мне опять пришлось попытаться, чтоб стопроцентно принять его член в рот до самого гортани. И так медлительно, с маленькими паузами, то и дело замирая от удовольствия, Марк трахал мой послушливо распахнутый рот до самого гортани. Позже, всё более входя во вкус, сжимая мою голову уже обеими руками, он длительно жёстко и гневно насаживал меня ртом на собственный член, всё более ускоряя темп. Его бёдра всякий раз устремлялись мне навстречу и тугие яичка Джека шлёпались о мой подбородок.

Я всячески помогала Джеку. Старательно сжимала губки вокруг его члена, лаского покусывала, голубила головку и ствол язычком.

И скоро Джек, как будто, уверевшись во мне, отпустил мою голову и сейчас я всё делала сама. Опять усевшись на колени меж его обширно расставленных ног, я лаского и старательно отсасывала ему, пальцами массируя и перебирая его яичка. Мой рот только и летал верх-вниз по толстому стволу елды Джека. Время От Времени, я вытаскивала влажный от моей слюны член и лаского его вылизывала. Либо кропотливо обсасывала головку, надрачивая член рукою.

Джек уже урчал от удовольствия, снова откинувшись на спинку дивана. Я ощущала, как дрожат его коленки.

- С-сучка.. вратная негодяйка.. Чёёррттт... - срывающимся шепотом бурчал он, постанывая, - О, боги... Я же.. всегда грезил...чтоб моя мамочка была конкретно таковой ... Да.. Пылкой... Страстной... Порочной... Чёртовой шлюхой!!! Чтоб, отсасывала мне перед сном...

Мысли, хоть и затуманенные возбуждением, неслись в моей голове со скоростью поезда. Опаа.. Кажется, Джек в пылу вожделения проговорился. Ничего для себя сексапильные фантазии.. Его возбуждают мысли о порочной страстной мамы, что перед сном должна ему делать миньет? А себя он, правильно, представляет, небольшим непослушливым мальчуганом? Который соглашается улечься спать, - только если мамочка отсосёт ему? Ну, типа заместо сказки.. Это было очень удивительно..

- Поглубже мать! Еще поглубже родная! Милая, не спеши! –словно, раненный бык ревел Джек. И я старательно делала все его указания.

Но Джек опять схватил мою голову и принялся, что именуется, с огоньком да без оглядки, трахать меня в рот. Мне снова торопливо пришлось опуститься на четвереньки и задрать голову навстречу Джеку, чтоб не подавиться его членом.

Чёртов извращенец, поразмыслила я. Да И я была чертовск возбуждена. И вот, на миг, в общем-то, совсем непроизвольно, я представила, - что мой Джек, - и есть мой небольшой непослушливый, но от того более возлюбленный сынишка..

Я вспомнила, как каждый вечер я укладывала спать капризничающего Роба. Он уже был совершенно не небольшой, - во всяком случае, совершенно не в том уже возрасте, когда детям читают сказку на ночь. Но в детстве Роб был значительно балованным ребёнком. И мне приходилось читать ему книги на ночь, - чуть не до 13 лет.

На миг в моём воображении образ Роба закрыл образ Джека. Сейчас он мой капризный послушливый отпрыск.. Хм.. и это, означает, я ему, уже повзрослевшему, на данный момент послушливо отсасываю, чтоб сынок, совместно со собственной спермой скинул напряжение, накопившееся за денек, и успокоившись, мог расслабленно уснуть? Эта идея была так леденяще ужасна и неприемлема, - так же и возбуждающа.. Я уже желала, как можно более торопво выбросить её из собственной головы.. Но очень гневно и безудержно долбил мой ротик Джек. И если сейчас образ шлюхи, которую без всяких обиняков берут и пользуют, уже возбудил меня. То сейчас образ шлюхи-мамы, ротиком которой без обиняков пользуется родной отпрыск, вызвал у меня совершенно уж неконтролируемые эмоции..

Я ощутила, как задрожали мои расставленные в стороны ножки, а бёдра свело судорогой. Моя киска, сочащаяся соками, быстро сокращалась..

Я соскользнула с члена Джека, сотрясаемая дрожью и без сил повалилась на свои руки, на пол, у ног Джека...

- Аааа..., - услышала я собственный узкий пронизывающий вопль, до того, как моё сознание выкинуло в сладострастную пучину... Это был непередаваемый оргазм..

Пришла в себя я, наверняка, не скоро. Так Како чуть я открыла глаза, как, видимо, до того терпеливо дожидающийся меня Джек, сразу протянул ко мне руки. Мои волосы опять были собраны в большой пучок и заключены в капкан кулака Дка. Я различала в мгле, только очертания его тела и слышала его возбуждённое дыхание.

Он тянул меня за волосы наверх. Кое-как, всё ещё оглушённая и ошеломлённая обрушившимся на меня оргазмом, на ватных ногах кое-как я выпрямилась. Руки Джека распустили пояс моего халата, раскинули в стороны полы.. Я ощутила, как жаркие руки Джека легли на мои упругие, молочного цвета груди и скупо сжали их. А через миг я ощутила губки, а позже и зубы Джека на моей груди и сосках. Он длительно мял, облизывал, целовал, и даже покусывал. Его дыхание приятно щекотало мою кожу. Я была, как будто, в полусне, - игрушкой в руках Джека. Он всё покрывал жаркими поцелуями и укусами мою грудь. Как делал это в первый раз, поразмыслила я. Я уже и не помнила, когда он так в последний раз набрасывался на мою грудь. Да, моя грудь, - предмет зависти многих дам и вожделения парней, - большая, третьего размера, упругая высочайшая, с большенными розовыми сосками, - издавна уже стала предметом повседневности для Джека. Но не сейчас.. Я ощущала, как колышется моя грудь от тисканий Джека.

Он мял их, с силой сжимал, сдавливал совместно, шлёпал ладонью, приподнимал на ладонях, повсевременно их целуя и покусывая. Моим соскам он уделил повышенное внимание, и уже очень скоро, они снова налились, стали большенными и твёрдыми.

Естественно, от такового воззвания, я снова возбудилась и потекла. Мои трусики и так уже были влажными насквозь от соков моей киски.. Мои ножки задрожали, и я практически повила на сильных руках Джека.

Я нестерпимо желала ебли. Не способен вымолвить ни слова, я захныкала. Но Джек, будто бы, прочел мои мысли.

Он взялся за мои бёдра, и потянул меня на себя. Он желал, бы я оседлала его. Да.. Да.. Я была готова, я желала скакать на нём. Оседлать и объездить этого коня. Я раздвинула ножки, забираясь на диванчик, на Джека. Джек осторожно поддерживал меня за попу.

Я ухватилась за его плечи, млея от желания, и чувствуя, как пальцы Джека отодвигают в сторону ниточку трусиков, освобождая доступ к моей вожделеющей девченке.

Моя киска не просто была мокренькой, - она практически исходила соками, несусветно распалённая. Но член Джека был просто громаден.

Когда головка Джека стала просачиваться в меня, я звучно и пронзительно вскрикнула, обхватив Джека за шейку обеими руками, с силой прижимаясь к нему грудью. Нет, мне не было больно, очень уж возбуждена я была. Но моей киске, даже обильно истекающей любовными соками, пришлось значительно поднатужиться, чтоб принять в себя эту жаркую пульсирующую возбуждённую башню. Член Джека медлительно заходил в меня с звучным хлюпающим звуком. Руки Джека прочно держали меня за попу, неумолимо опуская мою киску на свою вздыбленную плоть. Я ощущала, как моя бедная девченка несусветно растягивается, напрягается и исходит от возбуждения соками.

Знакомая, всё более нарастающая дрожь опять стала, пока ещё чуть-чуть, сотрясать мои руки и ноги. Я опять вскрикнула, жалобно и протяжно.. Джек застыл, решив, что мне больно. Он так и держал меня навесу, за попу, наполовину опустив меня на собственный елдак.

Я даже захныкала. Ведь я желала совершенно не этого желала.. Оторвавшись от Джека, я решительно приподнялась на коленях, и опершись руками о его плечи, - я с силой, единым порывом резко опустилась на его член. Моя киска звучно и мокро хлюпнула. Я вскрикнула. Сладкая истома, как будто, молния пронзила моё тело. Умирая от пронзившей меня сладостной боли, я приникла к Джеку всем телом... Наши бёдра, наши животы соприкоснувшись, тесновато прижались друг у другу. ..

… И знакомая судорога свела мои бёдра. Что-то горячее пульсирующее взорвалось глубоко снутри меня, и пронзило насквозь всё моё существо. Не в сдержаться и управится со своими чувствами, я зарыдала. Мои бёдра натужились.. Я было, подсознательно, дёрнулась с члена Джека, но он прочно держал мои бёдра, с силой прижимая меня к для себя. Уже не достаточно себя контролируя, я вся задрожала, забилась в конвульсиях и из последних сил потянулась наобум в мгле своими губками к губам Джека. Но не успела..

Я снова заорала.. И по-моему орала длительно, пока бурно кончала, извиваясь на члене Джека.

Спустя какое-то время.. В мгле время стремительно перестаёт играть какое-или значение. Мы с Джеком лобзались. Длительно и неописуемо страстно. Я опутала его шейку рукам и запихнула собственный язык глубоко ему в рот. Время От Времени я посасывала его губки. Целуя Джека, я, как будто одичавшая амазонка, скакала на его члене, вращая бёдрами из стороны в сторону, - стараясь тем доставить Джеку наибольшее наслаждение.

- Хочешь, чтоб я была тебе твоей мамочкой ,да, Джек? – шептала я ему в порыве страсти, - давай, Джек, кончи в мамочку.. Сделай это для мамочки, нехороший мальчик.. Давай, Джек, я же знаю, - все нехорошие мальчишки грезят трахнуть свою мамочку..

И Джек, просто сатанея от возбуждения, с рыком шлёпал меня по попе и, сжимая мои бёдра, с силой опускал их на себя. Это было какое-то безумство. Отлично, что Роба не было дома. Так Како не услышать нас в любом уголке дома было бы нереально. Член Джека вторгался в меня каждый разз с звучным хлюпающим чавкающим звуком. Моя киска старательно исходила любовными соками. Джек отчаянно пыхтел и звучно ухал, я то и дело, когда его член стопроцентно погружался в меня, пронзительно вскрикивала. Диванчик отчаянно скрипел. На весь дом давались соответствующие шлепки наших бёдер друг о друга.

Скачка была немыслимой. Джек оказался на самом деле реальным одичавшим конем. Наверняка, потому логично, скоро наш гостиный диванчик не выдержал такового грубого воззвания, - и его ножки просто сломались. Мы с Джеком просто покатились вспять, через откинувшуюся спинку дивана на ковёр. Но нам было некогда обращать на такую ерунду внимания. Джек начал кончать...

На полу он оказался на мне, - и я тотчас прилипла к нему всем телом, обвив его руками и ногами. Джек накрыл меня своим богатырским телом, пригвоздив собственной массой мою маленькую лёгкую фигурку к полу. Его бёдра безустанно и равномерно с сокрушительной силой шлёпались о мои бёдра, загоняя его большой член в мою бедную киску по самые яичка.

Я извивалась под Джеком, целовала его губки, лицо, плечи, шейку, - часто не способен сдержаться, пуская в ход и зубы.

Когда Джек начал кончать, мне показалось, что мне в киску затолкали и включили брансбойт. Так был силён его порыв. Я вскрикнула, - в полной убежденности, что всё-таки он меня проткнул насквозь. Это было неописуемо массивно и длительно. Потоки его жаркого семени артиллерийскими выстрелами один за одним, изливались в мою киску, просто топив её в буквальном смысле. Я ощущала, как его сперма вытекает из меня.

Совершенно внезапно для меня моя киска, пронзённая членом Джека и переполненная его семенем, запульсировала и стала быстро сокращаться. И через миг, уже 3-ий оргазм за это вечер унёс меня в собственных волнах.

Джек был сейчас воистину неутомим. Ему всё было не достаточно. И эта его ненасытность всякий раз вновь зажигала меня с неописуемой силой.

После, чуть я очнулась, Джек 5, также молчком подтянул меня к для себя и запихал мне в рот собственный поникший вялый член. Встав над ним на четвереньки, я длительно сосала его член. Чувствуя, как мягенький и расслабленный, он вновь наливается мужской силой, кат, снова бухает до циклопических размеров и, вот уже с трудом помещается у меня в ротике. Возбуждённая этим быстрым волшебством, я старалась во всю, смачно с причмокиваниями отсасывая Джеку. В сей раз Джек длительно не выдержал, - старалась-то я во всю, - и скоро я уже смаковала на вкус густые терпкие изливания Джека.

Джек за эту ночь кончал ещё два раза. Я 5. В общем-то, скоро, я уже пребывала в абсолютной убежденности, что Джек обожрался виагры, решив таким макаром своеобразно меня проучить. Он трахал меня на поломанном диванчике, положив на животик и навалившись сзади. Он трахал меня на подоконнике, закинув мои ножки для себя на плечи. Трахал меня на боку на ковре.. Опять трахал меня в рот. Заливал своим семенем. Он даже трахнул меня в пятую точку. Причём, я кончила и от этого. В Первый Раз, в жизни, кстати. Он усадил меня на себя, но совсем внезапно его член упёрся совершенно в другую дырочку. Я ужаснулась. Но он просто не отдал мне ничего сделать возражение. Я длительно осторожничала, чуть-чуть двигаясь на его члене, давая собственной попе привыкнуть к новым ощущениям. Признаюсь, ранее времени заднепроходный секс меня в особенности не прельщал, - ну и Джек ранее не просл подобного. Джек всё это время тискал и голубил мою грудь. В конце концов, наверняка, меня это и завело. Скоро я уже во всю, только время от времени поскуливая, когда его член очень уж резко и глубоко вторгался в мою попу, скакала на Джеке и получала от бесконечное наслаждение. Временами, я наклонялась к Джеку и впивалась в его губки долгим влажным поцелуем. Во время 1-го из таких поцелуев, я опять бурно кончила, упав без эмоций на грудь Джеку. А когда пришла в себя, кончал уже Джек, прижимая меня к для себя, и заливая своим семенем мою попу.

Совсем сумасшедшая одичавшая неосуществимая ночь. Хоть, и значительно опьяненная, но я не могла выяснить Джека. Как Будто, его подменили марсиане.. Нет, решила я, он точно наелся виагры, - чтоб поразить меня своими недюжими сексапильными способностями. И без слов ясно, - ему это удалось. Такового секса у меня в жизни не было. Я была обессилена, я была опустошена этими сильными, сильными оргазмами, в которые Джек меня повергал сейчас раз за разом. Возбуждения таковой силы я в жизни не испытывала.. Мысли про мама и отпрыска, я старательно убрала на задний план, решив их отнести на счёт перевозбуждения Джека. К тому же сейчас и без того хватало странностей в его поведении.. В общем, если Джек желал сделать мне сюрприз, - то у него это вышло на 5 с 2-мя плюсами..

Всё, мыслить больше не хотелось.. С неким облегчением я поймала, что Джек вроде утихомирился. Он тихонько лежал на ковре, раскинув руки обширно в стороны и, умиротворённо еле слышно сопел.

Огнь желания ещё тлел в глубине моей натруженной измученной киски, но определённо мне требовалась передышка. И мне нужен был душ. Я просто была залита с головы до ног семенем Джека.

Мои ноги ослабели и вероломно дрожали, и поэтому, я предпочла убраться из комнаты на четвереньках. Уже в коридоре, я по стеночке поднялась на ноги, затворила за собой дверь в гостиную. Включила свет в коридоре. Сейчас-то уже не от кого было скрываться. Кое-как, прямо тут в коридоре, я стащила с себя измятый халат и трусики ,влажные насквозь и обильно залитые мужским семенем. Я пошвыряла всё прямо на пол. Покачнулась, - меня ещё штормило от выпитого на встрече выпусников.

Взглянув на себя в зеркало в ванной, я испугалась, - мои груди, шейка всё было покрыто крепкими засосами и следами от зубов. М-да, мне длительно придётся ходить в закрытых свитерах. На Джека я не сердилась.. За то блаженство что я не так давно испытала, это была маленькая плата.

Я длительно стояла под душем. Моя натруженная киска приятно пульсировала и саднила. Насухо вытеревшись, я обернулась в полотенце и вышла из ванны.

Заглянула в гостиную. В мгле я различила его фигуру. Он лежал в той же позе на ковре, в какой я его оставила. Я закрыла дверь, обернулась....

... и чуть ли не свалилась в обморок.. По лестнице со второго этажа, из моей спальни спускался Джек. Мой мозг отрешался это осознавать. Но каке..

Дк кивнул м, потёр щёку.. Его лицо было опухшим.

- Прости, дорогая.., - пробормотал он, пряча глаза, - вчера с соседом я что-то очень перебрал пивка.. А позже намертво вырубился.. Ты издавна возвратилась, милая?

Но у меня пропал дар речи. Я только, как рыба, могла беззвучно открывать и закрывать рот. Джек смотрел на меня с видом побитой собаки..

...пока его взор не свалился на мои трусики на полу. Взор Джека натужился, я вздрогнула. Ну, естественно, трусики были чуть не цеком покрыты вероломными бурыми пятнами спермы.. Чьей спермы? Я уже в душе молилась, чтоб эта сперма была того, о ком я даже поразмыслить страшилась..

- Какого чёрта? – пробормотал Джек. Он склонился над моими трусиками, подобрал их, поднёс к собственному лицу, даже понюхал. И его лицо, совсем ожидаемо, исказилось гримасой ярости и злости.

- Ах, ты сука!!! Твою мама, шлюха!! Ты с кем-то трахалась!!!, - завопил он, - Шлюха!! Что, где-нибудь в мотеле?! Либо на заднем сиденьи машины!? Я так и знал, чёртова блядь!! Сука!! Ноги моей в этом блядском доме больше не будет!!!

Джек, белоснежный от злобы, рванулся к двери. Я кинулась за ним, лепеча какие-то глуповатые оправдания, - но с каждым своим словом и каждым шагом, - я совсем внезапно себе вдруг стала всё отчётливее обдумывать, что мне в общем-то наплевать, - уйдёт Джек на данный момент и навечно, либо нет.

- Такси!! Такси!! – кричал Джек на всю округу, улепётывая от меня вниз по улице, - где это грёбанное такси!!

Перед тем, как возвратятся в дом, я длительно стояла перед дверцей, силясь унять дрожь и слёзы. Не из-за Джека, нет.. Я молилась, чтоб мой ночной хахаль оказался тот сосед, с которым Джек пил пиво. Мог же он отрубиться у нас в гостиной. Но в душе я уже знала ответ. В конце концов я замёрзла, - ведь я так и выскочила за Джеком в одном полотенце.

В гостиной уже никого не было. Но из ванны через весь коридор и лестницу, прямо к закрытой двери моей спальни тянулась цепочка влажных следов босоногих ног. Замирая от кошмара, с очень бьющимся сердечком я медлительно поднялась по лестнице, толкнула дверь в спальню..

.. Роберт, в одном полотенце, обёрнутом вокруг собственных бёдер возлежал на моей и перелистывал журнальчик. Большой, медведеподобный, с литыми мускулами. Его шейка и плечи были покрыты следами от укусов... Моих укусов.. Услышав меня, он поднял голову, и улыбнувшись, приветливо помахал мне рукою:

- Привет, мам!

Я улыбнулась ему в ответ. Как ни в чём не бывало. Хотя это далось мне очень нелегко.

- Привет, дорогой! Когда ты возвратился?

Роберт отложил в сторону журнальчик и сел на постели:

- Сейчас ночкой, мам. Минут за 30 до твоего возращения. Сборы окончили досрочно. Дядя Джек заснул в моей комнате пред ТВ и я улёгся в гостиной мам.

Ну, естественно. Не напрасно многие люди, когда мы гуляли втроём, нередко воспринимали Роберта за родного отпрыска Джека. Оба большие, грубой наружности, наделённые богатырской силищей, да вприбавок помешанные на спорте. Нет, естественно, не будь я в эту ночь в стельку опьяненная, - я бы в жизни не обманулась.. Эта упругая розовая кожа, запах юного тела, его юношеская страсть, мощь, задор... Я была полной дурочкой, что могла так спутать. Семнадцатилетнего юношу с тридцатичетырёх летним мужиком. Либо, сказать поточнее, я была в стельку опьяненной дурочкой.

- Мам, у меня в комнате дядя Джек надышал. Там сейчас до утра не выветрить. В гостиной диванчик сломан., - произнес Роберт, смотря на меня с хитрецким прищуром и чуть приметной усмешкой на губках, - можно я сейчас лягу спать у ? - он обширно мне улыбнулся и подмигнул, - мам, ты ещё пускаешь в свою кровать нехороших мальчиков?

Я застыла в смятении. Мысли хаотично заметались в голове.

- Да, отпрыск, ты можешь остаться спать тут, - в конце концов отчаянно краснея и пряча глаза в пол, ответила я.

- Мам, а ты? Ты тоже будешь спать тут? – вкрадчиво спросил отпрыск. И добавил, - со мной?

Я поглядела в его глаза:

- Да, - ответила я, делая босоногий ногой 1-ый шаг к собственной кровати и Роберту.

Полотенце скользнув с моей груди и бёдер, с тихим шелестом плавненько опустилось на пол у моих ног.

Похожие новости

Комментариев 0